Ещё немного, ещё чуть-чуть…

Возможно, я ещё пожалею, что написал этот текст. Потому что так всегда бывает. Стоит мне написать какую-нибудь гадость, и она обязательно случается. Не то, чтобы я был Нострадамусом или Вангой — просто я умею анализировать имеющуюся вокруг меня информацию. И так получается, что очень часто мои выводы оказываются правильными. А в том вопросе, который я уже давно хочу с вами обсудить (и каждый раз бью себя по рукам, опасаясь, что в очередной раз «сглажу») особо и анализировать то нечего. Увы, всё лежит на поверхности.

Embed from Getty Images

Поэтому, в этом материале мы сместим акценты. Сильно сместим. Но всё же скажем о том, о чем хочется сказать уже давно (по сути о том, о чём я уже говорю несколько лет, что этот момент рано или поздно наступит). Поводом для этого текста в конечном итоге стало вчерашнее объявление профсоюза игроков НХЛ о том, что они согласовали предложенный Лигой формат возвращения к хоккею в сезоне 2019-20 — плей-офф из 24 команд. В конечном итоге, чтобы и волки были сыты и овцы целы (ну, насколько это возможно в сложившейся эпидемиологической обстановке), выбрали самый неудобный и неудачный со спортивной точки зрения вариант. Но при этом он во-первых, позволяет заработать чуть больше, чем другие, а во-вторых удовлетворяет игроков Монреаля, которые все как один высказывались против возобновления сезона.

На момент преждевременного окончания регулярки у Монреаля (и еще нескольких команд) шансы на выход в плей-офф были исключительно математические, и с реальной надеждой поучаствовать в самых главных играх сезона игроки и болельщики Канадиенс уже попрощались. Оттого и звучали речи от Макса Доми и его одноклубников о том, что нет никакого смысла возобновлять сезон. Действительно — зачем? Зачем мучатся Монреалю (и еще нескольким командам), играть какие-то матчи, чтобы в конечном счёте вернуться на такие приятные для них поля для гольфа. С вариантом в 24 команды в плей-офф Монреалю (и еще нескольким командам) дали совершенно незаслуженный шанс, по сути плюнув в глаза тем командам, которые в течение 70 матчей до короновируса боролись за право попасть в плей-офф. Ну, да то Монреаль. Ему можно. В конце концов, деньги решают всё, а самовлюблённые канадские хоккейные рынки дают неплохие барыши Лиге.

Поэтому Монреалю и еще нескольким клубам дали абсолютно незаслуженную возможность поучаствовать в розыгрыше. Чтобы попасть в основную сетку Канадиенс нужно всего лишь обыграть в серии «плей-ин» Питтсбург. Продолжительность серии пока точно не объявлена, но это точно будет не четыре победы. Либо три, либо вообще две. На нейтральной (или условно нейтральной) площадке. Без зрителей. При том, что все команды будут растренированы и без формы и решать будут в большей степени морально-волевые качества, нежели уровень хоккеистов. В общем, задача куда более реальная, чем отыграть отставание в 11 очков от последнего места в уайлд-кард за 11 игр, когда команды, находящиеся в зоне плей-офф провели на три матча меньше тебя (Каролина), а между вами еще четыре команды, также мечтающие выйти в плей-офф.

Утвержденный формат ставит лучшие восемь команд НХЛ в более неудобное положение, чем шестнадцать «худших», которые сразятся между собой за право выхода в основную сетку. В то время, как в матчах последних будет адская рубка не на жизнь, а на смерть за право выхода в основную сетку, первые будут…. Играть между собой матчи за «номер посева».

Embed from Getty Images

Да, если мы говорим про Восточную Конференцию, то Бостон, Тампа, Вашингтон и Филадельфия проведут между собой мини-турнир, в котором будет определено, кому какой «посев» в первом раунде полноценной сетки розыгрыша достанется. Что это дает? Ничего. Вообще. В турнире, которым станет розыгрыш Кубка Стэнли 2020 это не дает ничего. От слова совсем. Ну, разве что с очень большой натяжкой право выбрать себе соперника из пары команд, играющих в плей-ин. С очень большой. Очень-очень большой. Натяжкой. Потому что с одной стороны, наверное, никому не хотелось бы начинать плей-офф против разогревшегося на Монреале Питтсбурге. А с другой стороны — а кто дал гарантию, что победителем плей-ин станет именно Питтсбург? (см. на пару абзацев выше). То же касается пары Торонто-Коламбус. Или Каролина-Рэйнджерс. И даже Флорида-Айлендерс. А что дает преимущество «посева» на «нейтральной» площадке без зрителей?

Поэтому в то время, как «худшие» будут входить в плей-офф через адскую рубку на морально-волевых, «лучшие» будут расписывать между собой ничего не значащие, по сути товарищеские матчи. Кто в такой ситуации получит моральное преимущество в первом раунде «настоящего» плей-офф? Ответ не просто очевиден. Ответ кровавыми буквами вписан в историю Тампы первым раундом плей-офф 2019 года. В то время, как Коламбус зубами вгрызался в каждое очко на финише сезона чтобы зацепиться за шанс играть в плей-офф, Тампа последние десять матчей играла разве что за сомнительную возможность повторить рекорд Детройта по количеству побед за регулярку, да за «русский рекорд» Никиты Кучерова. Мотивация, конечно есть, но сравните с мотивацией команды Тортореллы.

И вот в 24-командном плей-офф с «сеянными» командами может случится то же самое.

Со всеми, кроме Тампы.

Тампа просто не имеет морального права повторить прошлогодний путь. Никакого вообще. Тампа обязана выходить на каждый матч, как на седьмой матч Финала Кубка Стэнли. Скажу даже так. Тампа-2020 абсолютно на каждый матч в плей-офф 2020 обязана выходить, проигрывая 0-4 Коламбусу. Так, словно спорное решение НХЛ и НХЛПА о формате плей-офф 2020 на самом деле было решением о продлении первой серии плей-офф 2019 до пяти побед. И Тампа в этом раунде уже уступает 0-4. Поэтому на каждый матч плей-офф 2020 Молния обязана как на свой самый последний. Вообще на самый последний. Самый-самый последний. В жизни.

Embed from Getty Images

Причины тому, в общем-то две. И обе очевидны до невозможности. Считайте, что этот текст я писал не в халате после душа, а в супергеройском костюме Капитана Очевидность.

Первая, это, собственно, Коламбус — 2019. Что бы там не говорили, про «понять и простить», «забыть и забить» – то поражение останется кровавой раной как на истории клуба, так и на карьере каждого из игрока в этом поучаствовавшего. Не говоря уж про нас, болельщиков. И чем дольше после этого вершина не будет взята — тем сильнее будет болеть эта рана. Болеть и кровоточить. Её нужно исцелить как можно раньше. Доказать, что то, что случилось уже больше года назад действительно было всего лишь «четырьмя неудачными матчами за неделю одной очень хорошей команды», в чем нас пытались убедить и Жульен Брисбуа и Джон Купер (и даже Стив Айзерман пару раз поддакнул из Детройта).

Сделать это можно лишь одним образом — пройти весь путь. От начала (пусть даже в данном случае «начало» – это ничего не значащие матчи против Бостона, Вашингтона и Филадельфии) и до самого победного конца (а конец всегда только один — когда твой капитан поднимает над головой Священный Грааль мирового хоккея, все остальное — это поражение в той или иной степени обидности).

Год назад, когда плей-офф начинался, я писал :

«Говорят, что Кубок Стэнли нужно не просто выиграть. Этого мало. Его нужно выстрадать. Пройти через все – через огонь, воду, дыбу, четвертование, повешение, расстрел, сожжение заживо. Медные трубы, в конце концов».

Медные трубы, говорите? Ну-ну. 

«Сотни и тысячи журналистов по всему миру сейчас замерли в сладостном предвкушении. Чего? Нет, не того, что Кубок Стэнли поднимет над головой Стивен Стэмкос. Ровно противоположного. Они готовят красивые речи и красочную аналитику, тонкий троллинг и прямолинейные сравнения для того, чтобы обрушить этот шквал на своих читателей в случае, если Тампа Кубка как раз не выиграет. Как было с Детройтом в 1996-м.», писал я перед началом плей-офф 2019. «А уж сколько болельщиков ждет того же… В истории про Давида и Голиафа все любят Давида. Условный нейтральный болельщик в абсолютно любой серии плейофф 2019 будет на стороне соперника Молнии. Ибо Голиафу никогда не достается любовь публики.»

В той статье я сделал вывод о том, что эта команда уже испила всё чашу яда до дна. Что она выстрадала Кубок Стэнли. И случилось то, чего я боялся, начиная ее писать: я сглазил.

Embed from Getty Images

Хоккейные Боги посмотрели на мою самоуверенность и тут же ткнули в нос, убедительный аргумент о том, что эта команда еще не прошла через ВСЁ. Что она еще не выстрадала этот Кубок по-настоящему (и тут у танка отвалилась башня, да, если вы помните этот анекдот). Поэтому сейчас я не буду столь категоричен. Лишь аккуратно уточню: ну на этот раз то мы уже достаточно выстрадали, чтобы нам хоть немного повезло? Ведь ко всей этой истории с прошлогодним плей-офф, можно добавить еще и этот covid-19. Со всеми этими нервами и прочим. У меня к этому короновирусу вообще отдельные счёты. Стоило мне впервые за 20 с лишним лет боления за команду собраться съездить и посетить их матчи, как обрушился карантин, отменились перелеты и сезон в НХЛ встал на паузу. Поэтому, хоккейные Боги, лично моя просьба. Лично. Моя. Пожалуйста. В этом году. Пожалуйста. Стоя на коленях.

Но есть и вторая очевидная причина. Собственно, это основная тема этого текста (неслабо я так сместил акценты, правда?). То, что мы называем Тампагеддоном. То, что будет по окончании этого сезона. Чем бы он не завершился.

Марти Сан Луи несколько раз, будучи в Тампе, и в своем твиттере в этом году по разным поводам выразил эту мысль. Я позволю себе скомпоновать его цитату из нескольких интервью и постов в твиттере. Дословно он, так не говорил, конечно, но если скомпоновать его мысли, высказанные о Тампе в различных источниках по ходу сезону 2019-20 получится примерно следующее: «Я искренне верю в эту команду. Я верю, что настало их время. Ребята, которые сейчас играют в этой команде, должны понимать, заходя в раздевалку и оглядываясь по сторонам, что они играют в самой сильной команде в своей карьере. Настолько сильной команды у них не было никогда раньше в карьере. И не будет потом. Поэтому я верю, что они способны сделать это именно сейчас».

Embed from Getty Images

Корновирус пытался помешать. Теперь вроде решено, что сезон будет. Поэтому ни шагу назад. Потому что Марти прав в одном. Мне сложно сказать, действительно ли в карьере хоккеистов, составляющих сейчас костяк Молнии никогда не было настолько сильной команды. Но вот то, что не будет — это точно. И мы подошли вплотную к тому вопросу, о котором я хотел поговорить, но все никак не мог перейти к нему. Это как очень многие тяжелые разговоры. Когда ты знаешь, что ты хочешь сказать, что ты должен сказать, но говоришь о другом, потому что посмотреть в глаза собеседнику и сказать о том, о чем нужно сказать просто страшно.

Фуф.

Вдох. Выдох. Еще раз глубокий вдох. Выдох. Дыхание чистое. Глубокое. Одышки нет. В наше время это важно.

Поехали.

Потолок зарплат. В сезоне 2020-21 он в самом лучшем случае останется на уровне этого года — 81,5 миллионов долларов. А может быть даже и опустится. Там вообще всё очень и очень сложно и эта тема для отдельного разговора. Про эскроу, про действующее коллективное соглашение, про условия контрактов. И далее по списку. Очень рекомендую повнимательнее изучить этот вопрос, чтобы понять, почему все настолько плохо и почему об этом сейчас предпочитают не говорить.

Если кратко: коллективное соглашение между Лигой и профсоюзом, условиями которого являются потолок зарплат и раздел доходов между Лигой и игроками (на самом деле в обратном порядке — сначала раздел доходов, а потом всё остальное, но привычно всегда говорить о потолке зарплат во главе угла) завершает свое действие в 2022 году, но у сторон есть возможность прерывать его в сентябре 2020 года. Пока ни одна из сторон не высказывала своего желания воспользоваться такой возможностью, и до марта 2020 об том, что соглашение не будет прервано, говорили, как о почти свершившемся факте, поскольку порядок раздела прибыли (а равно и сами размеры прибыли) полностью устраивал обе стороны. Но тут все ковиднулось медным тазом.

Даже доигрывание сезона, даже с 24 командами, включая Монреаль и оба Нью-Йорка (тоже небедные рынки) не позволит Лиге получить ту прибыль, которая запланирована. Ну никак. При всём желании. А значит оба механизма раздела доходов, предусмотренные коллективным соглашением — потолок зарплат и эскроу, будут неспособны поделить этот доход справедливо.

Сугубо формально руководствуясь положениями действующего СВА, потолок зарплат в следующем году должен опуститься относительно уровня этого года. Величина снижения зависит от того, какую долю ожидаемой прибыли удастся спасти 24-командным плей-офф. Понятно, что матчи на нейтральных площадках без зрителей ну никак не смогут дать прибыль, сравнимую с полноценным плей-офф и еще 10 матчами каждой команды в регулярном чемпионате.

Но снижение потолка зарплат сделает невозможным существование многих команд, чьи платежные ведомости уже забиты под потолок. Поэтому возможно, что стороны договорятся и проигнорируют положения коллективного соглашения, закрепив потолок зарплат на определенном уровне (например, на уровне сезона 2019-20 — 81,5 млн.) на несколько сезонов вперед. Болезненный удар по командам.

В свою очередь в данном случае, сугубо формально должен работать другой механизм «уравниловки», предусмотренный СВА — эксроу. Своего рода «налог», который удерживается из зарплат игроков в фонд Лиги. И он при таком раскладе должен повышаться. Что больно бьёт уже по игрокам.

И вновь, возможно временное решение, заключающееся в том, что стороны игнорируют действующий СВА и устанавливают опять же жесткий эксроу на несколько лет вперед. Опять же, грубо наплевав на положения действующего коллективного соглашения.

Еще одной опцией «спасения» называют разрешения на «комплиментарный выкуп» – вариант, с которым выходили из последнего локуата. По условиям этого варианта, команда получала возможность выкупить контракты двух игроков без учета сумм выкупа под потолком зарплат (так команду покинули Райан Мэлоун… И ещё одна кровоточащая рана на сердце болельщика, коих у меня за эти годы накопилось уже несчётное количество — Винни Лекавалье). С этой опцией выходили из локауата, и это, по своей сути, аварийна опция, не предусмотренная действующим соглашением.

Embed from Getty Images

И теперь внимание, риторический вопрос. Если и Лига (до 1 сентября) и Профсоюз (до 15 сентября) имеют возможность досрочно прерывать действие нынешнего соглашения и снова сесть за стол переговоров для заключения нового, имеет ли смысл им грубо игнорировать положения действующего и вводить новые «форс-мажорные», непредусмотренные условия (о фиксации потолка зарплат, фиксации эскроу, комплиментарных выкупах), которые скорее всего будут действовать до 2022 года?

Это так. На подумать. В рамках же этой статьи допустим, что имеет. И что потолок зарплат будет зафиксирован на уровне сезона 2019-20 (81,5 млн. долларов), эскроу также будет зафиксирован на некоем уровне (уровень фиксации эскроу с точки зрения игроков это, наверное, самый важное условие, т.к. именно от этого зависит их фактический доход — те деньги, которые они получают на руки, но с точки зрения, которую мы сейчас будем рассматривать — его значение не слишком принципиально, поэтому не будем фантазировать о его величине), а командам будет предусмотрено право комплиментарного выкупа пары игроков.

Что это значит для Тампы, в контексте того, о чем мы говорили на протяжении всего предыдущего времени?

Здравствуйте, мальчики и девочки. Меня зовут Капитан Очевидность и сейчас я очевидно расскажу вам очевидные вещи про очевидную ситуацию.

На сезон 2020-21 у Тампы 15 действующих контрактов, на общую сумму 76,2 млн. долларов. Когда ранее зимой инсайдеры сообщили, что потолок зарплат будет увеличен, как минимум, до 84 миллионов, мы, болельщики Молнии, вздохнули пусть и не полной грудью, но относительно глубоко. Вздохнули и впустили миазмы коронавируса. И все наши надежды ковиднулись по перечисленным выше причинам — в самом лучшем случае потолок останется на уровне 81,5 миллионов долларов. Что оставляет Жульену Брисбуа 5,3 миллиона долларов, чтобы сформировать заявку из 23 игроков. 5,3 миллиона на 8 игроков. По 662 тысячи на игрока. При минимально допустимой зарплате игрока НХЛ — 650 тысяч. Как-то так.

Эта часть статьи будет в какой то степени защитой Жульена Брисбуа, на которого посыпятся все шишки, когда неизбежное станет реальностью. В том, что такая ситуация сложилась его вины нет почти никакой. Ну, разве только в том, что он ассистировал Стиву Айзерману. Айзерман действовал абсолютно правильно и логично — ценой будущего давал возможность выиграть прямо сейчас. И не его вина, что этого так и не случилось. Но с каждым трансферным ходом, когда Тампа становилась сильнее «прямо сейчас», мина замедленного действия, заложенная «на потом» становилась всё мощнее. И вот мы подходим к точке, когда откладывать проблему на потом больше невозможно. Эта мина взорвется. Когда завершится этот сезон. Чем бы он не завершился.

Поэтому ни один из игроков этой команды, как правильно отметил Сан Луи, никогда не будет играть в настолько сильной команде. Поэтому и нужно умереть, но выиграть. Прямо сейчас. Назло Коламбусу в 2019-м. Назло всем злопыхателям. Назло всем короновавирусам мира.

Embed from Getty Images

Обмены, совершенные Брисбуа в дедлайн с учтеом всего этого представляются уже не бесполезной тратой первых раундов драфта, а просто таки гениальным ходом. Оба полученных в рамках тех обменов игрока не только могут усилить состав на плей-офф 2020, но и имеют действующие контракты еще на один сезон на очень лояльную сумму — у Блэйка Коулмана это 1,8 миллиона, у Барклая Гудроу — 925 тысяч. Не будь этих обменов, назревающая проблема была бы еще более глубокой — не хватало бы уже 10 человек в составе, а располагаемые средства были бы не намного более значительными. Проблема в том, что через год контракты заканчиваются и у них. Но об этом еще думать преждевременно.

Embed from Getty Images

Контракты по окончании сезона 2020 завершаются у Патрика Маруна (неограниченно свободный агент, УФА), Митчелла Стифенса (ограничено свободный агент, РФА), Энтони Сирелли (РФА), Картера Верхэги (РФА), Кевина Шаттенкирка (УФА), Яна Рутты (УФА), Зака Богосяна (УФА), Михаила Сергачёва (РФА), Люка Шенна (УФА), Эрика Черняка (РФА). Чтобы понять глубину проблемы, достаточно сказать, что действующие в этом году контракты перечисленных игроков составляют 8,5 миллионов долларов. На 3 миллиона больше, чем будет у Брисбуа в следующем сезоне.

И это при том, ряд игроков претендует на увеличение зарплаты. В ряде случаев — весьма существенное. А тех, хоккеистов, которых придется отпускать, нужно еще кем-то заменить. И если Люка Шенна или Зака Богосяна можно заменить кем-то из игроков фарм-клуба (там, кстати, тоже завершаются контракты у Доминика Машина, Кэмерона Гонса, Бена Томаса, Росса Колтона, Дениса Яна, Мэтью Джозефа, Александра Волкова, Кори Конахера и некоторых других), то кем заменить ставшего одним из лучших защитников команды Кевина Шаттенкирка (что бы он не говорил о своем желании остаться в Тампе — не будет же он еще уменьшать свою и без того невысокую зарплату ради этого, имея возможность получить хороший контракт на рынке свободных агентов?), или Яна Рутту, который несмотря на скептическое к нему отношение, выглядел достаточно уверенно в паре с Виктором Хедманом?

Embed from Getty Images

Но проблема номер один (и номер два в одном флаконе) — это конечно же Михаил Сергачёв и Энтони Сирелли. Второго уже называют разве что не новым Патрисом Бержероном и прочат ему номинацию на приз Селке (лучшему нападающему оборонительного плана) уже в этом году. Первый уже заявил о себе как о защитнике первой пары обороны главного претендента на победу в Кубке Стэнли. Кэпхит Сергачёва сейчас — 894 тысячи долларов. Кэпхит Сирелли — 728 тысяч.

Самый страшный и пугающий любого болельщика Тампы расклад — это оффершит Сергачёву и/или Сирелли со стороны команды, имеющей достаточно место под потолком зарплат. По сути уже предложение на уровне 4-5 миллионов долларов за сезон становится абсолютно неповторяемым для Жульена Брисбуа. Совершенно. На что Брисбуа может надеяться в отношении Сирелли и Сергачёва — это одно-двух летнее соглашение не дороже 4 миллионов долларов за сезон, с надеждой на то, что удастся освободить место в платежной ведомости (об этом ниже) под такие контракты, отложив полноценное решение «на потом». Учитывая статус обоих хоккеистов, как ограниченных свободных агентов, к тому же не имеющих право на арбитраж — это в теории реально, если не возникнет команда с большим количеством денег под потолком зарплат и оффершитом, готовая выплатить компенсацию драфт-пиками.

Embed from Getty Images

Мне сложно сказать, что на уме у генеральных менеджеров других команд, но я прекрасно вижу, что есть некоторые команды, у которых есть все возможности для оффершита.

Например – Нью-Джерси. У них на сезон 2020-21 потрачено всего лишь 55 миллионов на контракты с 13 игроками. А значит на одного «недостающего» игрока они могут потратить 2,6 миллиона. Учитывая, что им не требуется тратить столько на каждого игрока — третье четвертое звено может поиграть и на контрактах меньше 1 миллиона долларов. Финансовые возможности сделать оффершит у них есть. Учитывая, что в команде уже есть два первых номера драфта (Нико Хишир и Джек Хьюз) и ряд других молодых талантливых хоккеистов (включая Нолана Фута, да), а также несколько выборов на первом раунде (опять же спасибо Тампе) — отдать один первый и один третий раунд за заключение контракта с суммой от 4,3 до 6,3 млн. долларов за сезон, за игрока уровня Сергачёва или Сирелли для них проблемой тоже не станет.

В список команд, способных сделать подобный оффершит Сергачёву и Сирелли входят и Монреаль, и Оттава, и Детройт (но всё-таки хочется верить, что Стив Айзерман не нанесет такой подлый удар в спину, воспользовавшись ситуацией, творцом которой он сам и стал). Да и вообще добрая половина команд НХЛ.

Таким образом, самый пессимистичный сценарий развития заключается в потери Сергачёва и Сирелли, вкупе с приобретением в качестве компенсации пары первых раундов и пары третьих. И при этом у Брисбуа по прежнему будет всего лишь 5,3 миллиона на подписание контрактов с 8 игроками. Просто в пул возможных игроков просто не будут входить Сергачёв и Сирелли.

А этого всё равно катастрофически не хватит. Нужно избавляться от еще одного контракта, чтобы появилась возможность хоть как-то компенсировать потери.

Наиболее явным претендентом на обмен выглядит Алекс Киллорн. Во-первых, 1 июля в его контракте прекращает действовать пункт о запрете обменов (там достаточно сложно, но чтобы не плодить лишние буквы, давайте опустим подробности и будем считать, что он прекращает действие, поскольку это не слишком далеко от истины). Поэтому обменять его будет достаточно просто. Плюс, он в этом году показал лучшие показатели в карьере. Поэтому и желающих приобрести его будет достаточно. За его приобретение не придется доплачивать, как это часто происходит с «плохими» контрактами. Более того, за Алекса Можно будет получить неплохую компенсацию. Такой трейд освободит 4,45 млн. долларов из платежки и даст возможность потратить 9,75 миллионов долларов на девятерых недостающих игроков.

Embed from Getty Images

С этим уже можно жить. Правда команда остается без Киллорна, Сергачёва и Сирелли. Но то такое. Мы говорили, что это самый пессимистичный вариант, и хочется верить, что до этого не дойдет. Всё-таки не зря летом в ассистенты Брисбуа наняли известного переговорщика и бывшего хоккеиста Тампы Мэтью Дарша.

Тем не менее, Киллорн с большой долей вероятности покинет команду и при более оптимистичных раскладах. Просто потому что, это самый простой из возможных способов освободить место в платежке. Но при условии сохранения Сергачёва и Сирелли (т.е. при условии, что не найдется желающих сделать подлянку в виде оффершита), одного лишь Киллорна, покидающего команду всё равно будет недостаточно. Необходимо будет избавляться еще и от кого-то из триумвирата Онджей Палат (5,3 миллиона), Янни Гурд (5,17 млн.), Тайлер Джонсон (5 млн.), а также от кого-то подешевле из менее значимых игроков с надеждой заменить их более дешевыми версиями — например от Седрика Пакетта (1,65 млн.) и Брэйдона Кобёрна (1,7 млн.).

Если у Пакетта нет никаких ограничений на обмены, то у всех остальных перечисленных — действуют запреты на обмены. А значит, чтобы избавиться от их контракта нужно не просто найти команду, которая согласится их взять (а ведь она еще и выкрутит руки, потребовав доплаты выборами на драфте или проспектами, понимая в какой ситуации оказалась Тампа), но ещё и уговорить их отказаться пункта о невозможности обмена. Такая вот задачка у Мэтью Дарша и Жульена Брисбуа. Как вам?

Здесь может помочь та самая опция комплиментарного выкупа. Джефф Виник и по сей день выплачивает часть зарплаты Винни Лекавалье. Может повыплачивать и Гурду с Джонсоном, например. Главное, чтобы это не учитывалось под потолком зарплат.

Но позвольте…

Не позволю. Да. Всё настолько плохо. И оттого, что об этом предпочитают не говорить и не писать — оно легче не становится.

Можно приводить различные расклады, как оно всё будет. В конечном счёте всё зависит от умения Брисбуа и Дарша договариваться, но при любом раскладе три значимых игрока состава 2019-20 должны покинуть команду, чтобы позволить команде вписаться под потолок зарплат в следующем сезоне. Конкретные имена сейчас назвать нельзя. Но как ни крути, получается что их будет трое.

Нет, конечно, можно, например, обменять Андрея Василевского из-за вступления в силу контракта (9,5 млн.) которого мы и оказываемся в этой ситуации в следующем году, или Никиту Кучерова (те же 9,5 миллионов) и разрубить гордиев узел одним махом. Но такие мысли вряд ли придут Брисбуа даже с самого жестокого похмелья под воздействием тяжелых наркотиков. И не только Брисбуа.

Если резюмировать эту часть сегодняшнего текста, то мы имеем медицинский факт, что в следующем году Тампа будет слабее, значительнее слабее, чем сейчас. И с каждым годом, при отсутствии роста потолка зарплат ( а мы говорили, что потолок могут зафиксировать на несколько сезонов подряд), ситуация будет усугубляться. В конечном итоге Чикаго некогда отдало Артемия Панарина в Коламбус не от хорошей жизни.

Не ругайте за это Жульена Брисбуа, особенно сравнивая с Айзерманом. Ведь то, с чем нам предстоит столкнуться — это именно наследие нынешнего генерального менеджера Тампы. Я ни в коем случае не хочу сказать, что он был неправ. Он все делал правильно — расширяя «окно» для выигрыша Кубка Стэнли и откладывая проблему «на потом». Почему Тампа не выиграла за эти годы Кубок стоит спросить, например, у Джона Купера. Проблема в том, что это пресловутое «потом» настает по окончании сезона 2019-20 и сделать с этим уже ничего нельзя.

Да, формально, контракт Андрею Василевскому предложил не Айзерман, а Брисбуа и именно из-за этого контракта это «потом» становится неотвратимым. Но разве хоть один генеральный менеджер в его ситуации поступил бы иначе? Не думаю, что Айзерман предложил бы иную сумму своему звездному вратарю, лучшему вратарю мира прямо сейчас. Ну, может он не стал бы предлагать его прошлым летом, а отложил на это, сделав проблему межсезонья 2020 еще более сложной.

Embed from Getty Images

Янни Гурд и его 5,2 миллиона? Да, глядя на то, как неудачно со статистической точки зрения (голы и передачи) Янни выглядел в этом году, можно сказать, что здесь что-то не так. Но, все мы, сидя за своими компьютерами в теплых панельных, кирпичных и даже монолитных комнатушках 5 на 3 метра, умны задним умом. Когда мы уже знаем, как всё сложилось — всегда так просто критиковать того, кто принимал решение. Потому что от нашего решение ничего не зависит. По большому счету нашего мнения никто и никогда и не спрашивает. Поэтому мы так и стремимся его выразить (этот текст не является исключением, да). Но по состоянию на момент заключения соглашения с Гурдом все было совершенно логично. Номинант на Колдер Трофи, дважды подряд забивавший более 20 голов за сезон, крайне полезный при игре в меньшинстве, умелый чеккер (несмотря на габариты), отлично отрабатывающий в обороне. И да, становящийся летом неограниченно свободным агентом. Еще раз напомню, что Гурд, в силу своего длительного и тернистого пути в НХЛ по итогам сезона 2018-19 становился бы негораниченно свободным агентом. Поэтому и получил вполне адекватный своему имевшемуся на тот момент вкладу контракт. И я больше вам скажу. Я абсолютно уверен, что в будущем Янни вернется к тому уровню, который он демонстрировал до этого неудачного сезона. В Тампе или в другой команде. Ну да ладно, речь не о нем.

Сложившаяся сейчас ситуация была неизбежна. Увы. И привел к ней не Жульен Брисбуа, а Стив Айзерман. И при этом он всё сделал правильно, держа «окно» для выигрыша Кубка распахнутым настежь максимально долго за счет всего этого. А вот разруливать ситуацию нужно уже Брисбуа. И как бы он ее не разрулил, так широко, как сейчас это пресловутое окно распахнуто больше не будет. Это не значит, что не будет больше шансов вообще. Но такой команды больше не будет. Это нужно понимать.

Если Брисбуа сумеет как-то вырулить из сложившейся ситуации с минимальными потерями, ему можно будет смело ставить памятник. Но как бы все не сложилось — потери, и серьезные, в это межсезонье неизбежны. Так работает бизнес НХЛ. Это не тот «потолок» который все эти годы действовал в КХЛ.

Поэтому, я могу лишь подписаться под словами Мартина Сан Луи: «ни один из тех хоккеистов, которые сейчас входит в раздевалку в Тампе, никогда больше не будет играть в настолько сильной команде».

Вот такая она — сложившаяся сейчас для Тампы ситуация в преддверии возобновления сезона 2019-20 в формате плей-офф на 24 команды. Поэтому и обязана команда несмотря ни на что выходить на каждый матч, как на самый последний. Самый-самый последний. В жизни. Выиграть этот Кубок. Выстрадать. Пройти через всё. И через 0-4 от Коламбуса. И через коронавирус. И через игру на нейтральных площадках без зрителей. Вообще через всё. Есть такое слово: «надо»….

И я вновь встаю на колени перед портретами Винни Лекавалье, Марти Сан Луи, Бобби Орра, Уэйна Гретцки, Марио Лемье, Горди Хоу, Мориса Ришаара, Хоуи Моренца, и склонив голову прошу: «Хоккейные Боги, пожалуйста. Пожалуйста. В этом году. Пожалуйста».

5 1 голосование
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии