Стивен Стэмкос: дорога к Кубку Стэнли. Часть 4: Что дальше?

Каждый хоккеист, который хоть раз в жизни надевал пару коньков, брал в руки клюшку и бежал за шайбой имеет одну мечту – взять в руки Кубок Стэнли, поцеловать его и поднять над головой в ознаменование победы. Только считанные единицы из них попадают в Национальную Хоккейную Лигу. Еще меньше получают возможность осуществить свою детскую мечту и стать чемпионом.

Когда этого добиваются игроки, выбранные под общим первым номером на драфте, как Стивен Стэмкос, на самом деле это случается гораздо реже, чем многие считают.  За последние 40 лет только восемь первых номеров драфта выигрывали Кубок Стэнли – Марио Лемью (первый номер драфта 1984), Джо Мёрфи (1986), Майк Модано (1988), Винни Лекавалье (1998), Марк-Андре Флёри (2003), Александр Овечкин (2004), Сидни Кросби (2005), Патрик Кейн (2007) и Стэмкос (2008). (кстати, из этих восьмерых – двое были выбраны Тампой и выиграли свой Кубок именно с этой командой – прим. переводчика).

Даже несмотря на травму и трагедию потери второго ребенка на шестом месяце беременности его супруги Сандры, которые ограничили Стэмкоса только одним матчем в плей-офф, именно он в качестве капитана принимал заветный трофей после того, как Молния победила Даллас в шести матчах в Финале.

«Честно говоря, это просто потрясающая команда, частью которой мне удалось быть, и ты всю свою карьеру работаешь, чтобы быть частью команды, которая может выиграть чемпионство», делится Стэмкос. «Как бы это ни случилось, мечта в том, чтобы однажды поднять Кубок Стэнли и в конечном итоге это просто потрясающе, когда это случается».

Это также означает, что имя каждого игрока этой команды 2020 года будет выгравировано на Кубке Стэнли навечно – даже после того, как кольцо, которое сейчас является нижним, снимут и выставят на обозрение в Зале Хоккейной Славы. Это то, что уже нельзя забрать. Обладатель Кубка Стэнли – это чемпион, остающийся в истории.

«У меня прям мурашки побежали, когда вы это сказали», ответил Стэмкос автору интервью Эрику Эрлендссону. «Это твоя мечта, когда ты ребенок, когда ты на замерзшем пруду, на улице… Ты забиваешь гол в Финале Кубка Стэнли… А уж пережить этот момент в реальной жизни… это станет еще более потрясающим, когда мы увидим свои имена на нем. Не думаю, что что-то может поспорить с этим в контексте спортивной части жизни. У меня почти нет слов, чтобы описать это. Это потрясающе»

Хотя эта часть истории — на века, последующая ее часть, попытка впитать в себя как можно больше этого момента, возможно окажется чуть сложнее.

Вечеринка началась, как только команда ушла со льда Роджерс Арены в Эдмонтоне и отправилась в раздевалки. Это было вечером в понедельник. Вечеринка всё еще продолжалась утром четверга, на следующий день после парада и празднования на Рэймонд Джеймс Стадиум.

Возможно, это была гонка со скоростью звука, что делает сложным вспомнить отдельные вещи, но это было что-то, что никогда не забыть.

«Знаете, момент победы и следующие четыре или пять дней, это все как в тумане», вспоминает Стэмкос. «Это один из самых потрясающих моментов, возможно в жизни большинства ребят и их семей, потому что это не только мои одноклубники – все члены их семей видели, как ребята осуществили свою мечту детства. Так что всё происходившее с момента поднятия Кубка, этот потрясающий лодочный парад до Рэймонд Джеймс, эти дни были просто веселыми и потрясающими. Возможно кое-что сейчас уже немного размыто, но именно поэтому мы все снимаем столько фото и видео. И последние несколько дней кое-что напоминает об этом, потому что некоторые ребята по-прежнему остались в городе. И, к сожалению, мы сейчас в той позиции, что уже видели как некоторые ребята ушли в другие команды, к сожалению реальность такова и весь этот год такой. Но мы сможем навечно сохранить эти отличные воспоминания, когда мы были все вместе»

И вновь операция

Вскоре после того, как празднования закончились, для Стэмкоса пришло время посетить место, которое стало ему уже знакомо – операционный стол. В предыдущих частях интервью (в основном в ее первой части) мы вспоминали историю травмы капитана, поэтому не будем повторять ее здесь.

«После первой операции мы считали, что восстановление займет шесть-восемь недель до плей-офф», рассказывает Стэмкос. «Обычно, когда случаются подобные травмы, они затрагивают мышцы с обоих сторон, но у меня не было особых повреждений слева. Там были определенные ушибы и растяжения, но ничего серьезного, поэтому основной фокус был на правую сторону: давайте постараемся восстановить ее как можно скорее и будем готовы к плей-офф. И потом через неделю после операции начался ковид».

Другая история

После того, как пандемия остановила всё и везде, процесс восстановления Стэмкоса более не требовал постоянного надзора врачей и тренеров. Вместо этого ему дали определенную экипировку и детально расписанный план.

«Это своего рода перевернуло восстановление и вообще всё», рассказывает он. «Наши тренировочные залы были закрыты, лед был недоступен. Потом мы подошли к моменту, когда я восстанавливался и чувствовал себя просто отлично. И затем за несколько недель до начала тренировочного лагеря я стал ощущать некоторые симптомы, которые были своего рода компенсационными, связанными с тем, что операция была только на правой части. Начались проблемы с левой стороной»

И лучше уже так и не стало.

«У меня были отдельные хорошие дни, отдельные плохие дни, но в целом все прогрессировало и становилось только хуже», вспоминает Стэмкос. «В конечном итоге все дошло до момента, когда я сказал себе ‘Ок, есть проблема и, судя по всему, эту проблему просто так не решить’,  но к этому моменту мы уже были в пузыре и наши возможности были ужасно ограничены. Поэтому решили, что надо попытаться восстановиться насколько это только возможно, сделать определенные процедуры, перевязать где нужно, сделать обезболивание где требуется и сыграть, когда появится такая возможность»

Эта возможность появилась в третьем матче Финала Кубка Стэнли, когда он знал, что все может стать только хуже, но все же была надежда, что всех предпринятых мер было достаточно, чтобы дать ему доиграть до конца серии. Но сразу после того, как он забил гол, сделав счёт 2-0, он почувствовал, что мышца слева в районе паха окончательно порвалась (об этом рассказывалось в первой части интервью). В этот момент новая операция стала неизбежной.

Неделю спустя после празднований в Тампе, он вернулся в Сент Луис на операционный стол для операции с левой стороны. Прямо сейчас Стэмкос восстанавливается в Тампе.

«Я знал, что там может быть полный разрыв с левой стороны в паху. Они в итоге всё восстановили и я надеюсь, что это была последняя операция, потому что мне это уже надоело. Но теперь я думаю, что поскольку восстановлены обе стороны, это должно стабилизировать мышечную часть. И поскольку сейчас вообще очень много неопределенностей относительно того, когда начнется новый сезон, я надеюсь, что к старту сезона я буду на 100 процентов готов».

Прощаться всегда тяжело

Когда сезон начнется, Молния будет во многом другой командой на льду. Изменения состава будут после того, что уже случилось. Кевин Шаттенкирк уже покинул команду, подписав трехлетний контракт с Анахаймом, Зак Богосян подписал однолетнее соглашение с Торонто, Картер Верхэги – двухлетнее с Флоридой. Команде также необходимо обменять некоторых игроков, чтобы иметь возможность заключить новые контракты с ограниченно свободными агентами Михаилом Сергачёвым, Энтони Сирелли и Эриком Черняком.

Ничего удивительного, что сейчас будут происходить серьезные изменения состава.

«Мы знали, что с учетом того, что происходит в этот год, с этим ковидом, с игрой в пузыре — в следующие несколько лет потолок зарплат останется неизменным. Поэтому мы знали, что у этого состава есть только одна эта возможность, чтобы завоевать чемпионский титул», говорит Стэмкос. «Добиться этого было действительно круто, но все мы понимали, что это последний раз, когда мы все вместе будем в одной раздевалке. Поэтому мы особо ценили этот момент, старались взять от него все, показать всю свою любовь и уважение к каждому из партнеров по команде и всей команде, как единому целому. Это то, что останется навсегда, и каждый раз когда мы будем общаться в групповом чате или пересекаться на других матчах, это будет вновь нас объединять. Я имею в виду, что такие воспоминания останутся с нами навсегда»

Однако это немного усложняет мысль о повторении – Молния застряла в смирительной рубашке потолка зарплат – проблема, которую генеральный менеджер Жульен БризБуа попытается решить в обозримом будущем.

«Это немного легче переварить, когда ты идешь ва-банк и выигрываешь. Так что я думаю, что мы сейчас в состоянии с этим смириться», — сказал Стэмкос. «Но некоторые парни уже ушли в другие команды, тут не появится новых дорогостоящих игроков, подписанных в качестве свободных агентов. Тут есть проблема, которая ограничивает команду, и менеджменту придется ее решать. Но решать ее после победы в Кубке Стэнли должно быть гораздо легче и приятнее, чем если бы победы не было»

Все это создает неуверенность в будущем команды, которая даже не знает сейчас, когда у них появится возможность попробовать повторить успех. Хотя 1 января 2021 года все еще остается целевой датой для начала следующего сезона, что означает начало тренировочных лагерей примерно в середине декабря, это не окончательная дата. Вероятность того, что сезон будет сокращенный и начнется еще позже, по-прежнему весьма велика. Но из-за того, что потолок зарплат останется на уровне 81,5 миллиона долларов, по крайней мере, в двух ближайших сезонах, задача Молнии защитить титул, и без того, мягко говоря, непростая, становится ещё более сложной.

«Со всей этой неопределенностью в этом году, с тем, что потолок не будет подниматься, очевидно, что никто не мог предположить, что так много команд окажется в одной лодке», рассуждает Стивен. «Менеджменту нужно креативить, как я понимаю, и мы просто надеемся, что как можно больше ребят из чемпионского состава удастся сохранить к тому моменту, когда начнется сезон. В этот момент придется в чем то положиться на то, что молодые ребята смогут пробиться в основу, заявить о себе, воспользоваться этой возможностью. В этом отношении, возможно, будет сложно, но других вариантов особо нет в той точке, в которой мы находимся сейчас. Мы хотим продолжать побеждать с костяком нашей команды, и мы все еще считаем, что мы на это способны, несмотря на эти сложности. Во всяком случае, внутри команды именно такой настрой».

Stamkos_Cup_Celebration

С таким количеством проблем с потолком зарплат, с которыми столкнулась команда, стал возникать вопрос о том, а останется ли сам Стэмкос частью этого будущего, особенно после того, как команда выиграла титул, а Стивен пропустил почти весь плей-офф. По действующему соглашению капитана с годовой зарплатой в 8,5 миллионов долларов осталось еще четыре года. Но при этом в контракте есть пункт о полном запрете перемещений (No Move Clause), который отличается от пункта о полном запрете обменов (No Trade Clause) тем, что Стэмкос без собственного согласия не может быть не только обменян или не защищен на драфте расширения, но и размещен на вэйверы (как это проделывали с Тайлером Джонсоном) или отправлен в фарм-клуб. Тем не менее, когда в начале октября появились слухи, что «неприкасаемые» клуба это только Андрей Василевский, Виктор Хедман, Брэйден Пойнт и Никита Кучеров, отсутствие в этом перечне Стэмкоса не могло остаться незамеченным

Рассматривает ли сам Стэмкос мысль о том, что он будет одевать другую джерси, не Молнии, в качестве реальной возможности?

«Когда я подписывал этот восьмилетний контракт, мы туда не случайно включали определенные условия», говорит он. «У меня полный контроль в данной ситуации, и я всегда мечтал провести всю свою карьеру в одном клубе, и, если быть Капитаном Очевидность, этот клуб – Молния. Мы любим каждый момент, который мы провели здесь – моя семья и я. И этот город был так добр к нам. Так что я полагаю, что ответом на ваш вопрос будет то, что сам я вижу себя здесь до самого конца»

Тем временем, Стэмкос продолжает свою реабилитацию в качестве обладателя Кубка Стэнли, включая в том числе и время, проведенное с самим Кубком.

«Ребята взяли его на корт для гольфа. Очевидно, что я не мог принять участия в самой игре с учетом моей травмы, но я хотел быть там, хотя бы на карте покататься», рассказывает Стэмкос. «И вот мы там были в гольф-клубе Авила и любой желающий мог сыграть раунд с видом на Кубок. Потом на обратном пути, я сел в машину с Филом и Крэйгом (хранителями Кубка) и Кубком и попросил ‘эй, вы не будете возражать, если мы остановимся вот у этого места и сделаем пару фоток’. И вот так это примерно и было. Кубок был здесь определенное время, и если ты этого хотел, то ты мог оказаться в том же месте. У нас был общекомандный ужин с Кубком, ребята собирались вместе на ужин с Кубком, с женами и подругами, и вот это всё. И это было потрясающе. Эдди В закрыл ради нас весь свой ресторан, и это было очень весело, ребята творили разные веселые вещи. Ребята брали его на прогулки на катере, на игру в гольф, и прочие подобные мелочи.

Так что это такой потрясающий опыт и все сейчас скрестили пальцы, что Лига что-нибудь сможет придумать, и каждый сможет взять Кубок в свой родной город. Работа над этим всё еще продолжается»

Источник — сайт Эрика Эрлендссона

0 0 голосование
Рейтинг страницы
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии