«За что боролись, на то и напоролись» или размышления об изменении общественного сознания после локаута 2004-05.

Тексты, подобные этому, нельзя писать после поражений, потому что это будет выглядеть, как оправдание неудачи. Тексты, подобные этому, нельзя писать тогда, когда они наиболее актуальны по своей сути, потому что это тоже выглядит не очень красиво. Тексты, подобные этому, нельзя писать, резюмируя определенные события. Тем не менее, когда у вас в голове есть определенная четко сложившаяся картинка, иногда хочется ей поделиться, когда представится повод.

По итогам серии против Флориды такой повод представился в виде нытья определенных слоёв населения про «читерство», «нечестную игру» и в целом несправедливую половую жизнь. И таки да, текст этот и мысли, которыми хочется поделиться – они таки про то, что жизнь несправедлива. Но к ситуации с травмой Никиты Кучерова то, о чем я хочу поговорить, относится поверхностно. Просто нытьё по этому поводу стало поводом, с которого можно начать, и далее перейти к сути.

Итак, начнём с Никиты Кучерова и его возвращения в плей-офф, а затем плавно перейти к тому, как за время прошедшее с «большого» локаута изменилось общественное сознание и видение проблемы.

Начнем с того, что поместить полностью здорового игрока в список травмированных – не получится. Нужна реальная медицинская причина. Пусть даже если это будет странное медицинское заключение об аллергии на медицинскую экипировку. Подтверждений того, что Никите делали операцию на бедре в Нью-Йорке – более чем достаточно, поэтому часть конспирологической теории о том, что операции вовсе не было работает только в головах настолько упоротой части населения, что доказывать им что-то дальше – нет никакого смысла. Если все медицинские документы, врачи, проводившие операцию, медицинские выписки и тому подобное кому-то кажется масштабным подлогом, то дальнейший разговор просто не имеет смысла. Объяснить Степану Грибоедову, что он водовоз из отдаленного совхоза «Победа», а не Наполеон – увы, невозможно (исключительно культурологический интерес автора: много ли читателей поняли эту отсылку – укажите, пожалуйста, в комментариях, если поняли).

Следующий «аргумент» — это необходимость проведения такой операции. Мне интересно, много ли найдется среди недовольных тех, кто добровольно согласится на проведение хирургического вмешательства в собственный организм, когда это вмешательство объективно не требуется? Особенно, если физическое состояние организма – это то, чем вы по сути зарабатываете себе на жизнь. Ну, серьезно?

Следующий «аргумент» — это продолжительность восстановления после операции на бедре. Для того, чтобы проверить «адекватность» срока восстановления Кучерова, давайте обратимся к базе данных травм, к которой я уже обращался, когда мы анализировали  историю травм Стивена Стэмкоса. Выбираем фильтр по операции на бедре и смотрим, сколько матчей пропускали игроки с подобными травмами в период с 2010-11 (эта база ведется начиная с этого сезона) и по настоящий день. Тут небольшая тонкость: в базе только количество пропущенных матчей, поэтому дни, пропущенные из-за операции в межсезонье, там не учитываются.

Итак, вот сколько пропускали игроки за последние 10 лет после операций на бедре. Скотт Парсе (Лос-Анджелес, 2010-11) – 66 игр, Марк Итон (Айлендерс, 2010-11) – 45 игр, Марк Мотто (Айлендерс 2010-11) – 52 игры, Мэтт Уокер (Филадельфия, 2010-11) – 43 игры, Майк Комри (Питтсбург, 2010-11) – 51 игра, Антеро Нииттимяки (Сан-Хосе, 2011-12) – 27 игр, Джаред Коуэн (Оттава 2012-13) – 41 игра, Джейми Лангенбрюннер (Сент Луис, 2012-13) – 39 игр, Пекка Ринне (Нэшвилл, 2013-14) – 51 игра, Эд Жовановски (Флорида, 2013-14) – 41 игра, Валерий Ничушкин (Даллас 2014-15) – 61 игра, Эндрю Ференс (Эдмонтон, 2015-16) – 48 игр (и все 82 игры следующего регулярного чемпионата), Алеш Хемски (Даллас, 2016-17) – 58 игр, Райан Кэллахэн (Тампа, 2016-17) – 41 игра (и да, мы все помним, что он форсировал возвращение после операции, что привело к рецидиву и досрочному завершению карьеры), Райан Кеслер (Анахайм 2017-18) – 37 игр (и 71 матч следующего сезона), Крис Верстиг (Калгари 2017-18) – 49 игр, Тайлер Сегин (Даллас 2020-21) – 51 матч. Ну и, наконец – Никита Кучеров (Тампа 2020-21) – 56 матчей.

Как вы видите, восстановление после операции на бедре последние 10 лет занимало у игроков от 30+ до 60+ пропущенных матчей. И да, это без учета матчей, пропущенных в межсезонье. И да, не будем забывать, что календарь сезона 2020-21 был достаточно сжат по времени по сравнению с обычным сезоном – за единицу времени матчей игралось больше. И, наконец, да – Тайлер Сегин из Далласа, как Никита играл в прошлом Финале с этой травмой. Операцию ему сделали на два месяца раньше, а в строй он вернулся на 4 игры раньше.

Таким образом, аргумент про «излишне длительное восстановление» также не работает, если смотреть на факты, а не фонтанировать эмоциями на пустом месте. К тому же, кто смотрел всю серию против Флориды полностью, «от звонка до звонка» наверняка должен был отметить, что в первых трех матчах на льду было два Никиты Кучерова – первый разрывал оборону Пантер в большинстве. Второй – был не очень заметен при игре в равных составах (особенно на контрасте с также только что вернувшимся после травмы Стэмкосом). Т.е. то, что Кучерову в первых трех играх не хватало, как минимум, игровой, а скорее и игровой и тренировочной практики, несмотря на кучу набранных очков, было заметно.

Ну и, наконец, и мы плавно переходим к сути поста. А кто мешал другим клубам таким же образом «превысить потолок» за счёт размещения в списке долгосрочно травмированных своего лучшего игрока на весь регулярный чемпионат? Ну, почему Эдмонтон не мог разместить там Коннора МакДэвида на всю регулярку, и выпустить его только в плей-офф? Почему Флорида не поступила так с Юбердо или Барковым? Бостон не вывел в список долгосрочно травмированных на весь сезон Брэда Маршана? Колорадо не превысил потолок зарплат за счёт вывода в LTIT Нэйтана МакКиннона? Торонто не убрал на регулярку Остона Мэтьюза? Виннипег – Марка Шайфле? Питтсбург – Сидни Кросби? Вегас – Марка Стоуна, Рэйнджерс – Артемия Панарина, и так далее по списку вплоть до Баффало.

Да, у Тампы так сложились обстоятельства, что, как говорится, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Почему другие клубы так не могли сделать? НХЛ это вполне позволяет. Тут нет никакого «нарушения», как многие пытаются представить. Выводи травмированного игрока в список долгосрочно травмированных, на законных основаниях превышай потолок зарплат по ходу регулярки, возвращай игрока из списка травмированных в плей-офф и вуаля… Но, почему-то все так не делают. Почему?

Ну, первая часть ответа очевидна, и мы с нее начинали – чтобы вывести игрока в список долгосрочно травмированных, нужно, чтобы он все-таки был травмирован. Но есть и вторая часть. Чтобы иметь возможность безболезненно вывести на весь регулярный чемпионат лучшего своего игрока и при этом выйти в плей-офф, чтобы он имел возможность вернуться и помочь команде в розыгрыше Кубка Стэнли, необходимо иметь глубину состава, которая позволит всю регулярку отыграть без лучшего игрока и всё равно выйти в плей-офф.

И вот тут, мы и подошли к той несправедливости жизни, о которой я хотел поговорить сегодня. У меня есть предположение, что болельщики, например, Чикаго поддержат ту мысль, которую я пытаюсь сформулировать здесь.

Я являюсь известным «пророком Тампагеддона», каждый год предсказывая ослабление состава Молнии в результате невозможности вписать всех игроков под потолок зарплат. И этим летом, вне зависимости от того, как закончится розыгрыш Кубка Стэнли, Тампагеддон таки состоится. Мы все это понимаем. Да, закон суров, но это закон. В этом году, «благодаря» травме Кучерова Жульену Брисбуа удалось отсрочить Тампагеддон и найти эту лазейку. Но, жизнь, как мы говорили в начале – штука несправедливая и этим летом придется терять кого-то ценного не на продолжительность регулярного чемпионата, а навсегда.

И вот мы и добрались до той тонкой грани между «буквой закона» и «духом закона», о котором у меня, как у пророка Тампагеддона бродят мысли последние лет пять, но что я до настоящего момента все ленился сформулировать и излить на бумагу (экран).

Вернемся на 25 (почти) лет назад. Лето 1997 года. Поскольку мы всё-таки говорим о Тампе, то и в качестве примера приведем Тампу.

11 августа 1997 года Крис Грэттон на правах ограниченного свободного агента подписал контракт с Филадельфией. Контракт включал в себя подписной бонус (выплачивающийся сразу) на девять миллионов долларов – цифра, о которой Тампа не могла даже помыслить. Да и сами условия контракта (16,5 миллионов на пять лет, включая указанный подписной бонус) для Молнии были неподъемны. Спустя установленный срок (неделя) Тампа не повторила предложение, и контракт вступил в силу.

Мы опустим в данном контексте детали всего «Грэттон-гейта» с участием Чикаго. В подробностях вы можете почитать в книге #ВеримВТампу (точнее, уже не можете, поскольку весь тираж распродан), оставим только суть. Грэттон на тот момент был лидером команды, при этом будучи очень молодым игроком. Третий номер драфта, забивающий, пасующий, дерущийся, чем-то напоминающий Эрика Линдроса. Вот Бобби Кларк и решил сделать в Филадельфии «звено двух башен» — Линдрос в первом, Грэттон – во втором. То, что для Грэттона и его карьеры это решение стало провальным – опять же вопрос сто восемьдесят девятый.

Главное тут то, что «денежный мешок» Филадельфия захотела получить Грэттона, вокруг которого Фил Эспозито пытался строить команду – и получила его, вывалив предложение, которое Тампа просто не могла себе позволить.

Буквально за месяц до «Грэттон-гейта» Нью-Йорк Рэйнджерс сделали золотое предложение лидеру Колорадо Джо Сакику (там один только подписной бонус был больше, чем весь контракт Грэттона). Колорадо предложение повторили, оставив Сакика. После этого оффершита упомянутый Бобби Кларк назвал менеджмент Рэйнджерс «кровососами». Фил Эспозито, памятуя об этих словах Кларка, в прессе емко резюмировал Грэттон-гейт: «Что может быть еще хуже кровососов? Полагаю, что стервятники».

Был ещё контракт Фёдорова с Каролиной, повторенный Детройтом.

В сезоне 2003-04, когда Молния выиграла свой первый Кубок Стэнли, зарплатная ведомость клуба составляла 33.5 миллиона долларов. У Детройта было 78 миллионов. У Рэйнджерс – 77. У самого бедного клуба того сезона – Нэшвилла – 23. Вообще, вот вам ссылка на то, как менялись зарплатные ведомости клубов с сезона 1989-90 до 2003-04. Очень интересные данные.

Буквально за два года до первого в истории Тампы триумфа, Кубок Стэнли выиграл Детройт, также на тот момент являвшийся самой богатой командой НХЛ. И давайте вспомним и сравним, как были сформированы ростеры этих двух команд.

Детройт – 2002, уже имевший в своем распоряжении собственных воспитанников Айзермана, Лидстрема и Фёдорова, которые сами по себе величины высшего уровня, для того, чтобы выиграть тот Кубок «закупился» лучшим вратарем мира того периода Домиником Гашеком, легендарным снайпером Бреттом Халлом, не менее легендарным Люком Робитайлом, проверенными ветеранами Стивом Дюшеном, Фредриком Олауссоном и Уве Круппом. И это при том, что ранее точно также за большие деньги в контрактах (либо в рамках обменов, либо в рамках подписаний свободных агентов) были получены Брендан Шэнахэн, Крис Челиос (к моменту прихода в Детройт, успевший выиграть пару Норрис Трофи), Игорь Ларионов.

В общем, это была команда звезд, которую лучший тренер в истории НХЛ сумел сделать командой – звездой.

Тампа – 2004 по причине скудного бюджета комплектовалась по совершенно иным принципам: «нате вам Боже, что нам негоже». К задрафтованным Тампой Винни Лекавалье, Брэду Ричардсу, Дмитрию Афанасенкову, Мартину Цыбаку, Павлу Кубине игроков добавляли по принципу: «чем меньше нулей в контракте, тем лучше». Про Дэйва Андрейчука только ленивый не сказал, что он приехал «доигрывать» под флоридским солнышком. Фредрика Модина списали в утиль в Торонто, потому что он не сумел найти общий язык на льду с Матсом Сундином и отдали в Тампу всего лишь за Кори Кросса. Кори Стиллмана приобрели из Сент-Луиса на замену лучшему бомбардиру команды в прошлом сезоне Вацлаву Проспалу, который (вот удивительно, то!) подписал выгодный контракт с Анахаймом, который никак не проходил в бюджет Молнии. Контракт Мартина Сан Луи был выкуплен Калгари с ярлыком «профнепригоден». Дэна Бойла Флорида отдала за пятый раунд драфта из-за конфликта в раздевалке с одним из ветеранов.  Джассен Каллимор был взят с вэйверов Монреаля. Кори Сарич пришел в рамках обмена всё того же Грэттона, контракт которого Тампа не могла выплачивать даже после его возвращения.

Видите разницу?

И да, мы все знаем, к чему это привело. «Большой локаут 2004-05» с полностью потерянным сезоном, по итогам которого в НХЛ появился «потолок зарплат», про читерство в отношении которого в связи с травмой Никиты Кучерова не сказал только ленивый (или объективный).

Я не знаю, поняли ли вы уже, к чему я клоню или нет. Если уже поняли, то дочитайте до конца просто из уважения к моему седому черепу.

Есть такой старый анекдот.

1917 год. Петроград. Внучка декабриста слышит на улице крики, выстрелы и вот эту всё движуху. Зовёт служанку:

— Марфуша! Сбегай, посмотри, что случилось.

Служанка возвращается, говорит:

— Революция, матушка! Прям как мечтал ваш дедушка!

— Да? Сходи, посмотри, а что они хотят?

Служанка уходит, возвращается, говорит:

— Хотят, чтобы не было богатых!

— Да? Странно, а мой дед мечтал, чтобы не было бедных.

И вот этот старый бородатый и боянистый анекдот на все 146% отражает суть того, ради чего я распинался в предыдущих абзацах, рассказывая про Грэттон-гейт, Детройт-2002 и Тампу-2004.

Ведь в чём была реальная проблема «долокаутной» НХЛ? Именно в том, что богатый клуб мог забрать себе то, что «плохо лежит», чтобы выиграть Кубок Стэнли. А бедный… Драфтовал игроков, пытался выстроить вокруг них команду, пробиться в плей-офф, попытаться там нашуметь. И всё ради чего? Ради того, чтобы посмотрев на то, как Крис Грэттон играет против Филадельфии в плей-офф Бобби Кларк просто взял и выписал ему чек на сумму, повторить которую у Тампы не было ни малейшей возможности. При этом даже не задумываясь о том, насколько действительно Грэттон впишется в игру его команды (не вписался, и решение перейти во Флайерс в итоге загубило всю карьеру Криса – вместо того, чтобы оставаться игроком, вокруг которого строится команда, он предпочел получить большие деньги, став лишь «одним из» и, в итоге, даже 1000 матчей в НХЛ и уважение в качестве одного из лучших оборонительных силовых форвардов своего времени не дали ему того, что могло бы быть, останься он в Тампе). И пять лет усилий Фила Эспозито по строительству команды с нуля, приведшие к первому выходу в плей-офф, пошли псу под хвост, а Тампа опустилась на последние места, набирая на драфтах новых героев, вокруг которых можно строить команду.

И это лишь один из примеров. Менеджеры небогатых команд строили команды, холили и лелеяли своих молодых, выбранных на драфте игроков… А потом приходил богач и забирал их (игроков) себе, а команда в лучшем случае получала компенсацию драфт-пиками, чтобы история повторилась снова.

Именно эту проблему неравноправия и был призван решить потолок зарплат, помимо декларируемого честного дележа доходов между игроками и клубами. Когда бедные клубы, строящие команду с нуля, оставались у разбитого корыта после того, как очередной богач скупал таланты в походе за Кубком Стэнли.

И в этом контексте, гораздо важнее не потолок зарплат, а пол зарплат. Именно это ограничение в большей степени выступает «великим уравнителем», нежели потолок. Даже не так. Основным инструментом уравнивания в этой системе выступает не сам потолок и не сам пол по отдельности, а разница между ними – тот промежуток, в котором обязан находиться клуб. И вот именно тут, кстати, у нас принципиальная разница между НХЛ и КХЛ. Посмотрите какой разрыв между потолком и полом в этих двух лигах и вам станет всё понятно. Но мы сейчас не о КХЛ.

Я уже много раз анонсировал приближение к самой сути того, что я хочу сказать и вот, наконец-то я до нее добрался окончательно.

Помните, прошлогоднее изменение правила учёта оффсайда? Помните, как было раньше? 99% корпуса хоккеиста находится в зоне атаки, но самый краешек конька «цепляется» за синюю линию. Оффсайда нет. 99% корпуса хоккеиста находится в средней зоне, но его опорный конёк – в зоне атаки, а конёк толчковой ноги – оторван ото льда. Оффсайд есть. В итоге получалось, что «буква правил» и «дух правил» существовали как бы параллельно и во многих случаях противоречили друг другу. Правило оффсайда было придумано для того, чтобы игрок атакующей команды не получал преимущество, входя в зону раньше шайбы. Но если в первом случае игрок имел такое преимущество, хотя по букве правил не был в оффсайде, то во втором случае игрок такого преимущества не имел, но по букве правил был «вне игры».

Так вот сейчас сложилась аналогичная ситуации в отношении «потолка зарплат», которую можно сформулировать, как «за что боролись – на то и напоролись». И если владельцы клубов, закрывая сезон 2004-05 в борьбе за потолок зарплат, подобно декабристам из анекдота боролись за то, чтобы не было бедных и «плохими» были те, кто предпочитал не создавать команду с нуля, а тупо скупать звезд, разоряя бедных, то сейчас «плохими» стали именно те команды, которые качественно создают команду с нуля.

Согласитесь – совсем разные вещи подписать вратаря за 10 миллионов долларов на рынке свободных агентов и совсем другое – сначала его задрафтовать, пропустить его через фарм-клуб, несколько лет подпускать его к основе через позицию второго вратаря, дать ему шанс стать стартовым голкипером и только спустя несколько лет после этого дать ему эти самые 10 миллионов.

И вот когда звучат эти самые голоса про «читерство» Тампы, мне и хочется сказать: «секундочку! Позвольте!». Всё, что я написал выше – я видел собственными глазами. И про Грэттон-гейт, пусть без особых подробностей, но читал ещё в Спорт-Экспрессе тогда, когда он, собственно, случился. И про контракт Сакика. И Фёдорова. И скупку звезд Детройтом помню. И не только Детройтом. Колорадо тот же тоже не слишком экономил.

Как же так получилось, что нынешняя Тампа, которая по сути является олицетворением того, ради чего в 2004-2005 году и теряли это сезон, вдруг стала в глазах отдельных слоёв населения «вселенским злом» (а ранее это происходило с Чикаго, например)? Как так получилось, что боролись в первую очередь за то, чтобы все имели возможность строить команду с нуля и не боятся, что придёт владелец заводов, газет пароходов, и достав из широких штанин достояньем бесценного груза пачку долларов, в одночасье разрушит то, что строилось несколько лет, а теперь команда, которая в рамках правил (!) старается сохранить построенное, объявляется «врагом»?

Да, я, конечно, предвзят, поскольку речь идёт о команде, за которую я уже больше 25 лет болею. Но давайте мы просто взглянем на чемпионский состав Молнии именно в контексте того, как он был создан и зададимся вопросом — Тампагеддон, пророком которого я являюсь – это что, получается – наказание за хорошую работу? За то, что с нуля была создана команда, которая может выходить в плей-офф, играя без лучшего игрока и выигрывать Кубок Стэнли, играя без своего капитана? Ключевое именно вот это – с нуля. Это не скупка звезд и будущих членов Зала Славы по всей лиге под задачу выиграть Кубок Стэнли, как у Детройта в 2002-м. Это десять лет планомерной, последовательной, тяжелой работы по созданию чего-то с нуля. В качестве награды за это – да, Кубок Стэнли и… общественное порицание? Так за что же мы тогда боролись?

Итак, чемпионский состав Молнии 2020 :

Никита Кучеров, Брэйден Пойнт, Ондрей Палат, Стивен Стэмкос, Энтони Сирелли, Алекс Киллорн, Седрик Пакетт, Митчелл Стифенс, Александр Волков, Мэттью Джозеф, Виктор Хедман, Андрей Василевский – выбраны Тампой на драфте. Двенадцать человек.

Тайлер Джонсон и Янни Гурд – подписаны в качестве свободных агентов, не имея ранее контрактов с другими клубами НХЛ.

Картер Верхэги, Эрик Черняк – приобретены в рамках трейдов, не имея на момент обмена ни одного матча в НХЛ. Михаил Сергачёв – пришел в Тампу в рамках обмена на Джонатана Друэна, имея опыт в 4 игры в НХЛ.

Итого семнадцать человек чемпионского состава были в той или иной степени воспитанниками системы Тампы. Не купленными за огромные деньги на рынке свободными агентами. И даже не полученными в рамках обменов звездами. Воспитанниками системы Тампы, куда они пришли новичками а стали обладателями Кубка Стэнли. Кроме Сергачёва – все они свой первый матч в НХЛ провели за Тампу. И у всех у них, кроме Сергачёва, в карьере не было никаких других команд в НХЛ, кроме Тампы.

Зак Богосян, Кевин Шаттенкирк и Люк Шенн – три защитника, от которых их предыдущие клубы избавились за ненадобностью. Их подписание тоже далеко нельзя назвать «скупкой звезд».

Кто остается? В рамках обменов, за огромную цену (только ленивый не критиковал за такую переплату сначала Стива Айзермана, а затем Жульена Брисбуа) были приобретены Райан МакДона, Брэйдон Кобёрн, Блейк Коулман и Барклай Гудроу. И два подписанных на рынке свободных агента – Пэт Марун и Кёртис МакЭлинни — тоже далеко не звезды.

Всё. Весь чемпионский состав.

Не знаю кого и как потеряет Тампа грядущим летом в рамках все того же неизбежного Тампагеддона, но эта команда, собранная за десять лет по крупицам с нуля – совсем не то «зло» с которым боролись введением потолка зарплат.

И таки да, несмотря на Тампагеддон, можно ожидать, что система подготовки хоккеистов, созданная в системе Тампы, сможет найти ресурсы, чтобы заменить ушедших. На некоторых несознательных болельщиков Молнии из Тулы главный тренер Сиркаьюз Кранч Бенуа Гру действует как красная тряпка. И их негодование можно понять, если рассматривать Сиракьюз в отрыве от Тампы. После легендарного сезона Норфолк Адмиралс, когда фарм-клубом Молнии руководил Джон Купер и установил рекорд профессионального спорта Северной Америки по количеству побед , аффилированная команда не может похвастать результатами в чемпионате АХЛ. Кранч регулярно пролетают мимо плей-офф, либо вылетают на ранней стадии. Казалось бы – за что тут хвалить главного тренера.

Но.

Стоит в это уравнение внести всего одну абсолютно очевидную переменную, как ситуация становится с головы на ноги. Сиракьюз Кранч – это не команда вольных стрелков в погоне за Кубком Колдера. Сиракьюз Кранч – это фарм-клуб Тампы, главной задачей которого является развитие игроков для основной команды. И вот если взглянуть на работу Бенуа Гру сквозь эту призму…

Каждый сезон. Ну то есть абсолютно каждый сезон в составе Тампы начинает играть (и играть, как минимум, неплохо) как минимум один хоккеист, прошедший через один или несколько сезонов под руководством Гру в Сиракьюз.

В этом сезоне – это Росс Колтон и Алекс Барре-Буле. Год назад – Митчелл Стифенс и Картер Верхэги. За год до этого – Мэтью Джозеф и Эрик Черняк. В сезоне 2017-18 – Энтони Сирелли и Адам Эрни. В 2016-17 – Янни Гурд. В 2015-16 – Джонатан Маршессо. И я могу продолжать вплоть до того, как первые птенцы ещё Норфолка Джона Купера (Тайлер Джонсон и Ондрей Палат) дебютировали ещё в команде Ги Буше.

Это то, за что боролись команды как Тампа, Флорида, Нэшвилл, Атланта (тогда ещё, теперь это Виннипег) и другие бедняки, пропуская сезон 2004-05. За возможность создать команду с нуля и не бояться, что придёт богатый барин и заберёт все всходы, в которые было вложено столько труда.

И теперь команда, ставшая олицетворением торжества правильного менеджмента, стала «читерами»? Из-за того, что всю регулярку играла без своего лучшего игрока и несмотря на это без особых проблем вышла в плей-офф? Из-за того, что делала правильные выборы на драфте (причём, преимущественно за пределами первого раунда)? Из-за того, что не покупала на рынке вратарей за 10 миллионов, а воспитывала своего и теперь платит ему те же заслуженные 10 миллионов? Из-за того, что вложила столько сил в развитие своих игроков с самого драфта и до самого Кубка Стэнли?

За что боролись то в итоге? Чтобы не было слабых или чтобы не было сильных?

Конечно, это не призыв изменить правила исчисления потолка зарплат, как было изменено правило оффсайда. Закон суров, но это закон. И Тампа будет ему подчиняться. И Тампагеддон неизбежен, как мировая революция. Но «читеры»? Потому что у команды хороший менеджмент, который сумел с нуля создать такую команду и использует все законные возможности, чтобы сохранить ее как можно дольше?

Впрочем, haters gonna hate, а человек, ослепленный завистью всё равно вряд ли увидит эти аргументы. У завистников всегда тот, кто более успешен виноват перед ним. И неважно, что завистник свои деньги спускает на неоправданные покупки на рынке. Виноват в его глазах всегда будет тот, кто эти деньги вложил и преумножил. Такова человеческая природа.

Ну а так. Жизнь несправедлива. Тампегеддон – неизбежен.

А мы – верим в Тампу.

Подписаться
Уведомление о
9 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии