Верим в Тампу, или размышления престарелого болельщика о природе победы Молнии в Кубке Стэнли-2020

Ох, знали бы вы, как сложно садиться за написание этого текста. За бытность свою болельщиком Тампы и основным автором материалов российского фан-клуба Молнии (а это уже ни много ни мало 18 лет – с 13 августа 2002 года), я написал массу различных материалов про команду – больших и маленьких, интересных и скучных, хороших и не очень. Но даже 7 июня 2004 года (на самом деле – 11 июня я тогда только смог что-то сформулировать) мне не было так сложно. Ну, вернее не совсем так. Тогда мне тоже было сложно. И мой графоманский результат шестнадцатилетней давности , которым я остался категорически не удовлетворен, в том числе делает сегодняшнюю задачу такой сложной. Главный вопрос в том – о чём писать?

В 2004-м я кратко пересказал путь Молнии к Кубку Стэнли и его основные события. Зачем? Все те, кому это было важно всё это видели и без меня. И сейчас я не вижу смысла пересказывать турнирный путь Тампы к вершине. Ну, если только формально. Прямо сейчас. Предварительный раунд: две победы, одно поражение. Первый раунд: Коламбус, четыре победы, одно поражение. Второй раунд: Бостон, четыре победы, одно поражение. Финала Восточной Конференции: Нью-Йорк Айлендерс, четыре победы, два поражения. Финал: Даллас, четыре победы, два поражения. Вот, видите – то, на что я шестнадцать лет назад потратил кучу абзацев, вполне умещается в пять предложений. И то, за счёт предварительного раунда. Так-то можно было бы обойтись и четырьмя.

Так о чём же писать? О тактических ухищрениях Джона Купера и его тренерского штаба, который сформировал концепцию игры, позволившей добраться до Кубка Стэнли? Ну, есть гораздо более значимые эксперты в области хоккейной тактики и стратегии, удобно расположившиеся на своих кожаных и матерчатых диванах из Икеи, которые это сделают (и уже сделали) лучше меня, хотя некоторые их тезисы о тактики и стратегии Молнии будут (уже есть) взаимоисключающим случаем аннигиляции материи и антиматерии (почитайте многочисленные материалы в жанре диванной аналитики на sports.ru, например, и сравните их между собой – масса новых впечатлений, сравнимых с головокружением после поездки на сошедшей с ума карусели гарантирован). Мне то куда лезть в настолько высокие материи, в которых я не сведущ – я всего лишь болельщик. Тем более, что я уже упражнялся в диванной аналитике в прошлом ноябре и сейчас, оглядываясь на написанное, как минимум для себя, я считаю, что был тогда полностью прав, хотя далеко не все тогда согласились что неудачный старт регулярного чемпионата был связан с перестройкой игры на более подходящую для плей-офф.

Ловить волну хайпа на том, что Тампа принесла сразу четверых россиян в когорту обладателей Кубка Стэнли? Ну, ё-моё, за кого вы меня принимаете? Я не занимался этим раньше и не планирую заниматься впредь. Да и вообще пытаться оседлать волну хайпа на победе Тампы российскому фан-клубу команды, существующему уже 18 лет как-то совсем уж не к лицу.

Поэтому, давайте начнем с начала (всё, что было написано до этого, это типа как предисловие, а не начало).

Верим в Тампу.

Этот слоган появился в моей жизни уже очень давно. И я помню обстоятельства его появления. Был такой клич футбольных болельщиков в 90-х (полагаю, что остается таковым и до сих пор, хотя свой последний футбольный матч я посетил году в 2003-м). «Верим в команду». В 90-е его заводили на трибунах, когда команда уступала в счёте. Подразумевалось, что-то в духе «верим, что команда сможет отыграться». И вот, когда я впервые его применил в отношении Тампы — это было примерно в 2000-м году – ситуация в клубе слогану очень соответствовала – три подряд года на последнем месте в НХЛ. Верим, что команда сможет подняться хотя бы на предпоследнее. Ну и ради конкретизации я заменил «команду» на «Тампу». И вынес это в свою подпись на каком-то форуме.

Но только не подумайте, что это будет эссе на тему «роль Тампы в моей жизни», или ещё чего хуже «моя роль в жизни Тампы» (хотя книгу, рассказывающую об истории этого клуба с 1992 и по 2019 год я так и озаглавил). Просто так получилось, что этот слоган, появившийся при таких обстоятельствах 20 лет назад, для меня очень четко описывает именно чемпионство – 2020. Наверное, в конечном итоге, я хочу сегодня поговорить именно об этом. О вере в команду ни смотря ни на что. И речь даже не о болельщиках. Точнее, в первую очередь не о болельщиках. Речь о вере команды в саму себя.

Речь о силе этой веры.

Если вы смотрели подкаст Стива «Дэнгла» Глинна, посвященного победе Тампы, то обратите внимание там на одну очень точную формулировку. Я ее перефразирую немного (но оригинал тоже посмотрите – к Стиву можно по разному относиться, но он часто, что называется «зрит в корень»), так чтобы это была не цитата, а часть вот этого сегодняшнего текста.

Каждая команда хочет выиграть. Не может быть команды, которая скажет: «мы хотим проиграть». Но хотеть выиграть можно по-разному. Глядя в Финале на единоборство, например, Джейми Бенна и Янни Гурда – никто не скажет, что Бенн не хочет выиграть. Он хочет. Желание победы – это то, что им движет. Движет каждым его действием на льду. Без вопросов. Беда в том, что Янни Гурд, который в два раза ниже его – хочет этого в два раза сильнее.

И к этой перефразированной цитате Стива, я ещё добавлю, что условный Янни Гурд ещё и верит в свою команду (не в себя лично! в свою команду) сильнее, чем кто-либо. Вот эта сумасшедшая вера в свою команду – это, пожалуй то, что было в этом году определяющим. Под этой «верой в команду», я не имею в виду пресловутую классическую фразу на всех конференциях «we stick to our game plan» (мы придерживались плана на игру) и прочее классическое «бла-бла-бла» для журналистов. Нет, это совсем другое.

Как бы объяснить?

Давайте с самого конца. С того, как тренер верит в своих игроков. Смотрели фильм «Тренер» с Козловским? Помните там развязку? Когда герой Козловского получает травму в решающем матче и выпускает вместо себя вечного запасного и тот делает результат. Это кино. Сценарий, режиссура. Драма и комедия и все такое прочее. Когда вы идете в кино, вы платите деньги в том числе сценаристу, который придумал сюжетный ход, режиссеру, который этот сюжетный ход выстроил в кадры на экране, актерам, которые правдоподобно его сыграли. Но при этом, вы понимаете, что это выдумка (даже, когда речь идёт о якобы биографических фильмах, типа «Легенды №17» с всё тем же Козловским). «Ах, обмануть меня несложно, я сам обманутым быть рад» — это про кино.

А вот вам жизнь. Перед решающим матчем главный тренер убирает в запас нападающего, который в целом сыграл неплохо в предыдущих матчах и травм не получал (Картер Верхэги). В обойме, чтобы заменить его есть проверенный в регулярном чемпионате и в плей-офф Митчелл Стифенс (38 матчей в регулярке, 7 в плей-офф, забитый в плей-офф гол), игра которого в целом очень подходит под соперника, который вам противостоит – колючий, неуступчивый, коренастый. Есть в обойме ещё один хоккеист – тоже зарекомендовавший себя, может не так хорошо, как первый, но проведший в НХЛ уже два сезона (37 матчей в регулярке, 0 в плей-офф) в лице Мэттью Джозефа. Ну и есть парень, который в НХЛ провел 9 матчей. В плей-офф не играл. 2,5 месяца сидел в «пузыре», тренировался с командой и не более того. Александр Волков.

Вот, вы – главный тренер. Вот впереди – решающий матч. Какое будет ваше решение? Опции: оставить Верхэги, который, в принципе не заслужил своей отправки в запас; заменить Верхэги на Стифенса, который зарекомендовал себя в этом плей-офф с положительной стороны; заменить Верхэги на Джозефа, который из трех запасных обладает наибольшим опытом; заменить Верхэги на Волкова, который провел только 9 матчей? Дополнительный нюанс: чтобы в случае победы имя хоккеиста появилось на Кубке Стэнли, он должен провести либо половину регулярного чемпионата (для сокращенного из-за пандемии сезона 2019-20 – этот лимит с 41 матча сократился до 35) или один матч в Финале. У Верхэги выполнены оба условия (52 матча в регулярке + 2 в Финале). У Стифенса (38 матчей в регулярке) и Джозефа (37 матчей в регулярке) – выполнено первое условие. У Волкова — не выполнено ни одно.

 

Кого вы поставите, будучи ответственным за результат матча?

Для Джона Купера эта команда – как семья. 2,5 месяца в «пузыре» и не получить за это ничего? Купер верит в свою команду. Купер выбирает Волкова. И Волков не подводит – зарабатывает на себе удаление, которое реализует Брэйден Пойнт, забивая победную шайбу; вовремя меняется на Блэйка Коулмана, который забивает вторую. Да, конечно, это не киношный герой из фильма «Тренер», который забивает решающий гол, но такой драматизм нам и не нужен (хотя, если бы Пэт Марун в третьем периоде не пожадничал, то шанс того, что Волков бы оказался вторым хоккеистом Тампы после Стивена Стэмкоса, проведшим один матч и забившим один гол, был бы вполне высоким). Теперь имя Александра Волкова будет на Кубке. Просто потому, что главный тренер верит в свою команду и в своих игроков.

Продолжим тем, как генеральный менеджер верит в свою команду.

Помните? Февраль 2020 года. Жульен Бризбуа проводит два обмена, обменивая выбранного в первом раунде Нолана Фута, два права выбора в первых раундах драфта за игроков третьего звена – Коулмана и Барклая Гудроу. Я разбирал эти обмены после того, как они случились. Свидетельствует ли это о том, что у Бризбуа достаточно веры в то, что команда идёт в правильном направлении, что можно заплатить такую цену? Впрочем, это, возможно, не самый удачный пример. Обменов на дедлайне с большой переплатой регулярно совершается достаточное количество. Это мало что означает, скажете вы. Наверное. Но, как минимум, это свидетельствует о том, что генеральный менеджер верит в правильность выбранного курса.

Как и подписание в качестве свободного агента Зака Богосяна. Человека, которого по сути выкинули на помойку в Баффало и который оказался по сути никому не нужен. Надо было быть уверенным не только в самом Богосяне, но и в команде, чтобы заключить этот контракт. Бризбуа это сделал (а я – провел исторические параллели с 2004-м годом ). Богосян теперь – обладатель Кубка Стэнли.

Ладно, не нравятся примеры с тем, как Бризбуа не самым очевидным образом усилил команду, давайте проще. Многие бы руководители сохранили пост главного тренера за Джоном Купером после того, как он сел в лужу с Коламбусом. Требование отставки Купера звучало со всех сторон (и с моей стороны тоже, причем достаточно давно). Но Бризбуа просто верил в свою команду. И его команду возглавлял Джон Купер. Точка.

Свип в первом раунде прошлого года Жульен Бризбуа объяснил с одной стороны самым очевидным, а с другой стороны – самым НЕочевидным образом: это были просто четыре очень неудачных матча одной очень хорошей команды. 30 сентября 2020 года в это объяснение легко поверить. Но чтобы его дать 17 апреля 2019 года, нужно было безоговорочно верить в свою команду.

Давайте теперь посмотрим с другой стороны. Со стороны игроков.

Помните, всю историю с возможным выходом Стивена Стэмкоса на рынок свободных агентов? Если нет, то я напомню, что в дни предварительных переговоров с клубами (за пару дней до открытия рынка свободных агентов, команды имеют возможность провести предварительные переговоры с интересующими их игроками), Стивен встречался с руководством команды из родного Торонто. Предложение Молнии своему капитану было 8,5 миллионов долларов в год. И не больше. Торонто предлагало 10 миллионов контракта плюс, специально приглашенный на встречу президент компании Canadian Tire, обещал сделать Стэмкоса рекламным лицом корпорации, что по различным оценкам могло принести Стиву от трех до семи миллионов долларов в год рекламного дохода. Вежливо заслушав предложение Мэйпл Лифс, Стэмкос выбрал 8,5 миллионов (конечно же это отнюдь не малые деньги) от единственного клуба НХЛ в котором он играл в своей карьере . И объяснил свое решение более чем кратко: «Unfinished business» (незавершенное дело).

На следующий день примеру Стэмкосу последовал его лучший друг – Виктор Хедман, подписав длительное соглашение на 7,8 миллионов долларов в год – меньше, чем он мог бы получить, выйди через год на рынок свободных агентов. Мотивировав свое решение точно также.

Контрактная история Никиты Кучерова закончилась для начала подписанием недорогого соглашения-мостика на три года, когда все российские эксперты в один голос взвыли от несправедливого и кабального с их точки зрения контракта (это сейчас Никита вместе с Андреем Василевским – самые высокооплачиваемые игроки клуба). Недорогие «мостики» подписывали и Тайлер Джонсон, и Ондржей Палат и вот, год назад – Брэйден Пойнт.

Да, это принято объяснять флоридскими налогами (точнее – отсутствием подоходного налога самого штата). И, разумеется, доля истины в этом есть. Но только доля. Начнем с того, что в силу порядка налогообложения, «скидка» по налогам распространяется только на 41 домашний матч. На 41 выездной матч налоги рассчитываются по ставкам, действующим в тех штатах, где выездные матчи проходят (т.к. официально доход за игру в условном Лос-Анджелесе хоккеист Тампы получает в Калифорнии, а не во Флориде). Но дело даже не в этом.

Подоходный налог штата отсутствует в девяти штатах. Помимо Флориды, НХЛ-овскими из них являются Техас и Теннесси (ну и со следующего года – Вашингтон, где в Сиэтле будет базироваться Кракен). Почему то Аарон Экблад, который по своим игровым возможностям и рядом не стоял с Виктором Хедманом, играя в том же штате Флорида, подписал контракт на те же деньги, что и Виктор, не сделав клубу налоговую «скидку». Как, впрочем, Сергей Бобровский получил от Пантерс больше, чем Андрей Василевский.

Ничего не имею против Тайлера Сегина и Джейми Бенна, как хоккеистов. Но при всём уважении… Сегин в «безналоговом» Далласе получает больше Никиты Кучерова в «безналоговой» Флориде. И оба – больше Стивена Стэмкоса. При том, что Стивен, несмотря на все свои тяжелые травмы (о Стэмкосе в контексте его травм мы уже говорили и поговорим еще в рамках этого текста) демонстрирует результативность выше, чем Сегин и Бенн. Причем не только среднюю, но и общую – играя меньше матчей (в этом регулярном чемпионате – 57), он набирает очков больше (в этом регулярном чемпионате – 66) чем Бенн (69 матчей, 39 очков) и Сегин (69 матчей, 50 очков).

«Безналоговый» Нэшвилл платит своему обладателю Норрис Трофи Роману Йоси больше 9 миллионов долларов в год. У Виктора Хедмана, напомню – меньше восьми. По восемь миллионов в Нэшвилле получают Райан Йоханссен и Мэтт Дюшен.

Так, глядя на Пантерс, Старс и Предаторс, сравнивая с Молнией – простой вопрос – действительно ли всё ли дело в налогах? Или просто эти игроки верят в эту команду и поэтому согласны играть в ней за меньшие деньги?

Если вас не убедили примеры Стивена Стэмкоса, Виктора Хедмана и остальных «родных» для Тампы игроков – взгляните на пример, допустим Кевина Шаттенкирка и Патрика Маруна, подписавшие прошлым летом очень выгодные для клуба соглашения. Да, они были однолетние. Да, и Шаттенкирк и Марун в это межсезонье Тампу покинут и получат новые и очень выгодные для себя контракты. Но почему, имея более выгодные по деньгам предложения на рынке и Кевин и Патрик приняли предложение Жульена Бризбуа год назад?

И помимо того, что игроки верят в клуб – они искренне верят и в друг друга, будучи частью этого клуба.

История Стивена Стэмкоса в этом плей-офф, это ведь не только история для Голливуда. Это ведь не только история катарсиса для самого Стэмкоса и команды, когда он забил этот самый гол, который, я гарантирую это, всегда будет в тройке самых значимых игровых моментов во всей клубной истории, как бы она не продолжалась в дальнейшем. Я знаю, какой иррациональный хейт по отношению к Стэмкосу у малолетней и великовозрастной российской школоты на различных спортивных ресурсах и в соцсетях. Эти строки адресованы не им – им бесполезно что-то объяснять – мартышку, стадный инстинкт которой диктует ей кидать грязь в выбранную низкоинтеллектуальным альфа-самцом мишень, переубедить в чём-то невозможно по определению. Но как бы не относились к нему Стивену Стэмкосу определенные группы граждан, он был и по-прежнему остается одним из самых значимых игроков в клубной истории, капитаном и настоящим лидером команды.

Оставить жену и ребенка дома и уехать в «пузырь» с травмой, после недавно перенесенной операции на мышцах живота, которая, по опыту многих хоккеистов очень непростая , не имея представления получится у тебя сыграть или нет. Помогать персоналу команды, отвечающему за экипировку раскладывать в раздевалке форму своих партнеров, приносить во время перерывов воду, во время легендарного первого матча первого раунда против Коламбуса, в котором было аж пять овертаймов, носить команде еду в раздевалку. В общем, во многом исполнять обязанности разнорабочего в «пузыре», стараясь хоть чем-то быть полезным команде, не имея возможности играть. И всё это ради призрачного шанса, что мучающая тебя травма позволит тебе когда-нибудь выйти на лёд по ходу плей-офф. Без каких-либо гарантий, что команда без тебя сможет забраться настолько далеко, что этот шанс возникнет. Без каких-либо гарантий, что удастся восстановиться за время проведения всего турнира.

Сделал бы что-то подобное человек, у которого нет безграничной веры в команду, капитаном которой он является? В своих партнеров?

Получить этот единственный шанс. Провести эти свои, ставшие легендарными пять смен. Две минуты и сорок семь секунд на льду. Забить этот единственный свой гол на турнире своим единственным броском. Было бы это возможно без веры команды в своего капитана?

Все эксперты, как по ту сторону океана, так и по эту восхищались игрой первого звена Молнии в этом плей-офф в составе Брэйдена Пойнта, Никиты Кучерова и Ондржея Палата. Я соглашусь про тактику, про стратегию (мы договорились в самом начале оставить эти вопросы экспертам покруче уровнем), про сыгранность, про общее понимание хоккея, про уровень и класс. Но, согласитесь – без общей веры этих троих друг в друга вряд ли бы что получилось. А если бы и получилось, то далеко не факт, что именно так.

Первое звено Молнии в плей-офф 2020: Ондржей Палат, Никита Кучеров, Брэйден Пойнт

Сегодня Александр Ткачёв опубликовал свой совместно с Александром Хавановым подкаст на тему завершившегося розыгрыша Кубка Стэнли. И вот Александр Хаванов там, говоря о появлении в составе Александра Волкова, сказал одну очень точную вещь. Разница между семьёй и профессиональной спортивной командой в том, что для команды самое главное – результат, ради которого она играет, а для семьи в первую очередь важны внутренние связи между ее членами. И что Тампа в «пузырях» 2020 года сумела показать, что она одновременно является и тем и другим. Они добивались результата и одновременно они были готовы рисковать этим самым результатом ради того, чтобы сохранить эти самые родственные связи между всеми участниками. И, вопреки тому, что эти два приоритета в достаточной степени разнополярные, у Тампы 2020 получилось совместить несовместимое. Они добились результата не вопреки тому, что они рисковали им ради сохранения «семейных связей», как это должно получиться. Они добились результата за счёт того, что они им рисковали ради сохранения «семейных связей».

Давайте теперь посмотрим на картинку ещё шире. Глазами… Ну, допустим, Джеффа Виника.

В 2010 году, когда Виник приобрел команду у разъездного шапито имени Орена Коулса и Лена Бэрри и назначил на должность генерального менеджера Стива Айзермана, у него была вера в том, что ему удастся создать организацию высочайшего класса из команды, которая на тот момент вызывала у большинства хоккейный экспертов только горькую усмешку. В 2016 году спортивный журнал ESPN отдал Молнии первое место в своем рейтинге профессиональных спортивных клубов Северной Америки. Мы уже как-то обсуждали, как так вышло . Но несмотря на то уважение, которое заслужила Тампа как спортивный клуб – ей по-прежнему каждый раз чего-то не хватало, чтобы выиграть наконец чемпионский титул.

И эти осечки каждый раз были болезненными. В 2011 году гол Нэйтана Хортона в ворота Дуэйна Ролосона оказался единственным в седьмом матче Финала Восточной Конференции. Бостон вышел в Финал и выиграл там Кубок Стэнли. Для Тампы после этого в команде началась глубокая перестройка. В результате, события того плей-офф помнят сейчас только Стэмкос (который, кстати, в этом матче заблокировал лицом бросок Джонни Бойчука, сломав при этом нос и челюсть и вернулся на лёд, пропустив всего лишь одну смену – во время которой ему к шлему прикручивали юниорскую решетку) и Хедман.

Стивен Стэмкос со сломанными носом и челюстью в седьмом матче Финала Конференции 2011

И в эту перестройку была заложена та самая вера как Виника, так и всей той команды, которую он нанял. С неё всё началось. И ей, по сути на самом деле и закончилось. Всё то, о чем мы говорили на предыдущих страницах – о вере тренера в своих игроков, о вере генерального менеджера в своего тренера, о вере игроков в команду и друг в друга, было бы невозможно без того, что вера в эту команду стала фундаментом ее строительства.

В 2015 году Молния вышла в Финал Кубка Стэнли и вела там 2-1. Но проиграла три матча подряд и осталась только второй.

В 2016 году Молния дошла до Финала Восточной Конференции и вела там 3-2. Нужна была всего одна лишь победа, чтобы вернуться в Финал. Но проиграла два матча подряд Питтсбургу. Питтсбург выиграл Кубок Стэнли.

В 2018 году история повторилась. Финал Восточной Конференции. Счёт в серии 3-2 в пользу Тампы. Вашингтон выигрывает два матча подряд и в Финале выигрывает Кубок.

Про 2019 год мы вспоминали раньше. Но я, кстати, вспомню ещё с одной стороны. Статью о походе в плей-офф 2019 я начал словами: «Говорят, что Кубок Стэнли нужно не просто выиграть. Этого мало. Его нужно выстрадать. Пройти через все — через огонь, воду, дыбу, четвертование, повешение, расстрел, сожжение заживо. Медные трубы, в конце концов». Медные трубы, говорите? Хех. В 2019 год Тампа входила в качестве главного фаворита, повторив рекорд всех времен по количеству побед в регулярном чемпионате. Будем считать, что это и было испытание медными трубами. Провал которого стал во многом движущей силой Молнии в этом году. 

В конечном итоге, даже самые неутомимые хейтеры были вынуждены согласиться, что в НХЛ не осталось более достойного кандидата на Кубок Стэнли. Ранее упомянутый Стив Дэнгл, который мягко говоря, недолюбливает Тампу, и является дай-хард фанатом Торонто (а потому весь этот классический хейт в адрес хоккейных клубов из южных штатов), в своем подкасте, ссылку на который я давал выше сказал: «Обычно, когда Кубок Стэнли выигрывает не моя команда (то есть всю мою жизнь, потому что Торонто Кубок не выиграло), я немного расстроен. Но не в этот раз. Потому что на этот раз его выиграла лучшая хоккейная команда. Обычно Кубок Стэнли не выигрывает лучшая команда. Там много факторов. Но на этот раз — лучшая хоккейная команда стала обладателем Кубка Стэнли».

Даже неожиданный для всех уход с поста генерального менеджера главного творца этой Молнии – Стива Айзермана не изменил веры в эту команду со стороны руководства клуба. Айзермана сменил его соратник Бризбуа и клуб пошел ровно тем же самым курсом, которым шел до этого.

Только вот эта вера в команду позволила в 2020 году несмотря на всё это – добиться всё-таки того, что Стивен Стэмкос всё же получил из рук Гарри Беттмена самый ценный трофей мирового хоккея. Священный Грааль. Кубок Стэнли.

Поэтому, вот этот самый слоган – «Верим в Тампу», хотя и был впервые мной употреблён почти случайно, но, как минимум, на мой взгляд, отражает суть этой команды на все 100%. Перефразируя классика: «Умом нам Тампу не понять. Аршином общим не измерить. Нам Тампу нужно только знать. И в Тампу можно только верить».

Ну и, для нас, болельщиков – это в принципе работа такая – верить в свою команду. Ругать, материться, молиться, требовать всех разогнать, уволить тренера, расстрелять управляющего, повесить менеджера по экипировке, обрушить кары небесные на заработавшего невынужденную дисквалификацию лучшего бомбардира… Далее по списку, со всеми остановками. Но в конечном итоге – просто верить в свою команду, несмотря ни на что.

И напоследок, исключительно личное.

Стивен Стэмкос с Кубком Стэнли 2020

Я болею за эту команду с далекого апреля 1996 года. В 2002 году, я инициировал проект российского фан-клуба Молнии, который работает уже 18 лет. Я только что, написав вот эту фразу осознал, что сайт tampabaylightning.ru – старше Фейсбука, Твиттера, Вконтакта, Одноглазников и прочих популярных проектов. Сайт российского фан-клуба Тампы (ещё раз, на секундочку – российский сайт, посвященный американской хоккейной команде) – старше самых главных интернет-площадок настоящего времени. Я прошёл с этой командой почти через всё. Да, я не застал самых первых четырех лет существования (хотя эту историю знаю очень хорошо). Я помню последние места в НХЛ подряд в 1998 и 1999. Я помню последнее место в 2008 и предпоследнее – в 2009. Я помню, с какими надеждами ждали сезона 2004-05 – состав оставался неизменным – чемпионским, а вместе с этим оставалась надежда на повторение магического сезона. Но сезона не было, а после локаута команда осталась без ряда ключевых игроков во главе с блистательным Николаем Хабибулиным.

Я писал «письма Деду Морозу» 31 декабря 2003 года и 31 декабря 2019 года. Поэтому я, не веря в Деда Мороза всю свою сознательную жизнь, начинаю верить в него сейчас.

И я помню утро 8 июня 2004 года на Новом Арбате, «Метелица-Спортлэнд». Я как-то уже рассказывал, что у меня есть персональный талисман, который я всегда ношу с собой. Фишка из «Метелицы», которую я приобрел в качестве «входного билета» в ту ночь.

И вот теперь я буду помнить утро 29 сентября 2020 года.

На сайте российского фан-клуба до сих пор хранится онлайн, который проходил на сайте в ночь с 7 на 8 июня 2004 (впрочем, я в нем не участвовал, поскольку смотрел матч в Метелице), как и все подобные онлайны всех матчей. Теперь к нему присоединился онлайн матча против Далласа, в котором Молния выиграла свой второй Кубок Стэнли, став самой титулованной командой из команд расширения 90-х. 

Книгу #ВеримВТампу я закончил так:

«И вот, книга написана, и теперь ее нужно закончить. Как я ее закончу я знал, собственно говоря, с апреля.

Завершая свой Magnum Opus «Темная Башня», Стивен Кинг, обращаясь к постоянному читателю писал, что не в том, как история заканчивается главное. Не в развязке дело. Мы не для того покупаем книгу, чтобы, торопливо пролистывая страницы, узнать, чем она заканчивается, чтобы узнать концовку.

Концовки, писал Кинг, — бессердечны. Концовки — это закрытая дверь, которую невозможно открыть. Когда история заканчивается, и автором написаны последние строки — невозможно перевернуть страницу. Концовка — это еще один синоним слова «прощай».

Но это не относится к нашей истории. В нашем случае это относится всего лишь к нашей книге. Я еще раз, в третий раз повторю.
История еще не окончена.

Мы просто не знаем, что будет дальше. Мы, болельщики команды, просто…. Верим в Тампу. Все, как всегда.

Главный герой «Темной башни», стрелок Роланд Дискейн на протяжении семи томов шел к своей главной цели — Темной башне, а когда он добрался до нее, Башня бессердечно отбросила его в самое начало пути, лишив при этом памяти. В последний момент он осознал, что проделывал этот путь миллиарды раз, но забыл про это и начал свой путь снова. Потому что бесконечное путешествие стрелка — та самая сила, которая предохраняла Башню от падения и держала миры в равновесии.

Вот и наша история, закончившись в апреле 2019, обязательно снова начнется в сентябре. И на этот раз этот путь сложится иначе. Как? Мы это обязательно узнаем.»

Вот мы и узнали. Tampa Bay Lighting — обладатель Кубка Стэнли 2020 года. По словам Гарри Беттмена и многих, повторивших его мнение экспертов — самого сложного Кубка Стэнли в истории розыгрыша. Против всех обстоятельств. Победив всех соперников. Победив 2,5 месяца изоляции вдали от семьи. Без своего капитана на льду. Молния спустя 16 лет вновь на вершине хоккейного мира. 

И скоро, наша история, закончившись в сентябре 2020, обязательно начнется снова — мы, правда, пока не знаем точно когда. И как сложится этот путь снова — мы обязательно узнаем.

Но одно останется с нами. И с командой. Вера в нашу команду.

Верим в Тампу. 

5 2 голосов
Рейтинг страницы
Подписаться
Уведомление о
3 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии