Дэрен Джеймс ПУППА
(Daren James PUPPA)

Вратарь

#93

Puppa, Daren Дата рождения: 23.03.1965
Место рождения: Kirkland Lake, Ontario
Рост: 190 см | 6-03 ft
Вес: 92 кг | 205 lb
Ловушка справа
Задрафтован клубом Buffalo Sabres в 4 раунде,
под общим 74 номером на драфте 1983 года.

Карьера в Тампе

Сезонов Игр Минут Побед Сейвов Шатаутов
7 (1993‑1999) 206 11574 77 4959 12
Место в истории: 3е 3е 4е 3е 4е

В плей-офф за Тампу

Сезонов Игр Минут Побед Сейвов Шатаутов
1 (1996) 4 173 1 72 0
Место в истории: 8е 9е 7е 9е -

Переходы

Дата Команда Тип Пришли Ушли
25.06.1993 Драфт расширения Пуппа, Дэрен
-
16.03.2000 Завершение карьеры - Пуппа, Дэрен

Статистика с сайта eliteprospects.com

Player statistics powered by www.eliteprospects.com

 Season Team League GP GAA SVS%      Playoffs GP GAA SVS%
 1980-1981 Kirkland Lake Blue Devils U18 BU18 B- - -|      
 1981-1982 Kirkland Lake Legion 87s U18GNML- - -|      
 1982-1983 Kirkland Lake Legion 87s U18GNML- - -|      
 1983-1984 RPI (Rensselaer Polytech. Inst.)NCAA32 2.94 .900|      
 1984-1985 RPI (Rensselaer Polytech. Inst.)NCAA32 2.56 .901|      
 1985-1986 Buffalo Sabres7 3.15 .886|      
  Rochester AmericansAHL20 4.34 .872|      
 1986-1987 Buffalo Sabres3 4.24 .835|      
  Rochester AmericansAHL57 2.80 .900|Playoffs16 3.05 -
 1987-1988 Buffalo Sabres17 4.19 .870|Playoffs3 4.70 .836
  Rochester AmericansAHL26 2.76 .906|Playoffs2 2.78 .898
 1988-1989 Buffalo Sabres37 3.37 .889|      
 1989-1990 Buffalo Sabres56 2.89 .903|Playoffs6 2.43 .922
 1990-1991 Buffalo Sabres38 3.38 .885|Playoffs2 7.42 .783
 1991-1992 Buffalo Sabres33 3.89 .878|      
  Rochester AmericansAHL2 4.54 .830|      
 1992-1993 Buffalo Sabres24 3.58 .890|      
  Toronto Maple Leafs8 2.26 .922|Playoffs1 3.00 .857
 1993-1994 Tampa Bay Lightning63 2.71 .899|      
 1994-1995 Tampa Bay Lightning36 2.68 .905|      
 1995-1996 Tampa Bay Lightning57 2.46 .918|Playoffs4 4.85 .837
 1996-1997 Tampa Bay Lightning6 2.59 .907|      
  Adirondack Red WingsAHL1 2.90 .864|      
 1997-1998 Tampa Bay Lightning26 2.72 .900|      
 1998-1999 Tampa Bay Lightning13 3.14 .906|      
 1999-2000 Tampa Bay Lightning5 4.58 .853|      

Player statistics © www.eliteprospects.com

23 марта 1965 года он появился на свет в семье фермера, непосредственно на ферме своего отца, хотя местом его рождения считается городок Кирклэнд Лэйк, что в провинции Онтарио. Удивительно, что уже в самом детстве Дэрен, изредка видевший матчи НХЛ (телевизора на ферме не было, а поездкам на хоккейные матчи его отец предпочитал работу по хозяйству), решил стать именно хоккеистом.

К 13 годам, к крайнему неудовольствию своего отца, Дэрен проводил 90% времени на хоккейных площадках Кирклэнд Лэйк и в среде таких же ребят школьного возраста заслужил репутацию неплохого… защитника. Когда же в школе создали хоккейную команду, Пуппу к его крайнему недовольству отправили защищать ворота. Однако именно на этом поприще он заслужил репутацию весьма талантливого игрока. В 16 лет он был задрафтован клубом хоккейной лиги Онтарио Belleville Bulls. Но год спустя по настоянию своего отца Дэрен не отправился покорять юниорскую лигу, а засел за учебники с намерением стать инженером. В 1983 году он поступил в Политехнический институт штата Нью-Йорк.

Но любовь к хоккею все-таки одержала победу – в бытность свою студентом Дэрен проводил гораздо больше времени на тренировках институтской команды RPI Engineers, чем на лекциях или в библиотеке.

К этому моменту он уже был задрафтован Баффало Сэйбрс. История попадания Пуппы в лагерь Клинков больше напоминает историю о Золушке. Еще во время выступлений за команду школы Кирклэнд Лэйк он попал на карандаш не к кому-нибудь, а к самому Скотти Боумэну. Великий канадский тренер, в то время возглавлявший как раз Баффало, договорился о встрече с одним из своих агентов. Агент этот, бывшая звезда Монреаля Ральф Бэкстром, приходился Дэрену очень дальним родственником (сын троюродного брата дедушки). И в тот самый день он пригласил Боумэна поговорить именно на матч «старшеклассников». Речь, как потом рассказал Ральф, шла о некоем шведском вратаре, которого Ральф предлагал выбрать на драфте. И тут, если верить этой легенде, Боумэн произнес: «Не знаю, что там по поводу этого шведа, я ни разу не видел, как он играет, но вот этот парнишка мне нравится». Речь шла именно о Пуппе. В результате Баффало выбрало никому не известного вратаря под общим 74-м номером на драфте 1983-го года.

Доверие Боумэна наш герой оправдал за два года в институтской команде. Окончательно «задвинув» учебу, Дэрен полностью сосредоточился на хоккее. В конце сезона на счету Пуппы было 32 проведенных матча и… 31 победа. После такого сверхуспешного сезона в студенческом хоккее контракт с Баффало не заставил себя ждать, и голкипер отправился покорять НХЛ, так и не получив высшее образование, которого ему желал отец.

Первый же матч в НХЛ, и снова сенсация – Дэрен не дает забить самому Уэйну Гретцки и его Эдмонтону в те времена, когда обыграть эту машину было практически невозможно, а уж оставить Нефтяников на голодном пайке… Это что-то и вовсе из ряда вон выходящее. Тем не менее, 2-0, и 1 ноября 1985 года имя Дэрена Пуппы оказалось на первых полосах большинства газет.

Но тут в дело вмешалась травма, первая из тех, которых, к сожалению, за годы карьеры у него накопится очень и очень много. Отстояв подряд 7 встреч, отодвинув на второй план обладателя Колдер Трофи (приза лучшему новичку) прошлого сезона Тома Барассо, Пуппа получил травму связок колена, которая вывела его из строя на три месяца. Восстановившись, Пуппа отправился в Рочестер, где в последних матчах сезона стал непререкаемым авторитетом.

Следующие три года Пуппа, долго набиравший кондиции, провел в основном на скамейке запасных, наблюдая, как Барассо штампует победы для команды. После ухода Барассо в Питтсбург, Пуппа становится однозначным первым номером и по окончании сезона 1989-90 впервые номинируется на Везина Трофи – приз лучшему голкиперу регулярного чемпионата. В голосовании он занял второе место, всего несколько голосов уступив Патрику Руа.

2 февраля 1993 года, спустя несколько дней после Матча Всех Звезд, в котором Дэрен принял участие, Клинки обменяли голкипера вместе с другим лидером клуба Дэйвом Андрейчуком в Торонто. В составе Кленовых Листьев он отыграл восемь матчей, дойдя вместе с командой до финала конференции, где в седьмом матче они уступили Лос-Анджелесу. Когда руководству Торонто пришла пора выбирать, кого из своих вратарей защищать перед драфтом расширения, выбор, разумеется, пал на Феликса Потвена – более молодого, более дешевого и, что немаловажно, менее травматичного вратаря.

1993 году в НХЛ сложилась достаточно интересная ситуация в отношении голкиперов. В то время, как некоторые команды довольствовались парой не самых убедительных вратарей (собственно, Тампа), другие обладали такой роскошью, как два «звездных» голкипера (например, тандем Джон Ванбизбрук и Майк Рихтер в Нью-Йорк Рэйнджерс, Ги Эбер и Кёртис Джозеф в Сент-Луисе, Том Барассо и Кен Реггетт в Питтсбурге и ряд других). Правила драфта расширения должны были в том числе частично разрешить эту ситуацию.

Обратимся к первоисточнику. «Гром и Молния». Фил Эспозито. И скажем, что в нее закралась однозначная ошибка (случайная ли или намеренная), когда рассказывалось про историю появления в команде Дэрена Пуппы.

«Я хотел провернуть сделку с Бобби Кларком. Я считал, что Кларки был мне должен. Когда Билла Торри назначили президентом «Флориды», Бобби звонил мне пару раз и просил, чтобы я замолвил за него словечко Торри, и тот бы нанял его генеральным менеджером. Я позвонил Торри полдюжины раз и порекомендовал взять Кларки на работу. Он его и взял.

На драфте расширения «Флорида» приобрела трех вратарей – Джона Ванбизбрука, Марка Фитцпатрика и Дэрена Пуппу. Я знал, что Кларки были не нужны все трое. Я позвонил ему и предложил драфт-пик за кого-нибудь из его вратарей. Пуппа был вторым вратарем в «Торонто», и мой брат его обожал. Он был высокого роста и неплохо играл в свое время за «Баффало». Вечером перед драфтом Кларки согласился обменять его на драфт-пик».

Но на самом деле история обстояла несколько иначе.

Дэрен Пуппа был действительно выбран Флоридой на драфте расширения во время первой фазы. И Флорида (как и Анахайм) действительно выбрала на драфте расширения трех голкиперов, понимая, что одного из них придется терять на следующий день в рамках второй фазы.

Правила второй фазы драфта расширения 1993 были просты. Два раунда. В каждом раунде у Тампы, Оттавы и Сан-Хосе (именно в этой последовательности) есть право одного выбора из списка незащищенных игроков Флориды и Анахайма (т.е. в целом можно выбрать двух игроков). Флорида и Анахайм должны были потерять по одному вратарю, защитнику и нападающему. Итого шесть человек в рамках второй фазы расширения должны были сменить команду.

Стоит отметить, что право выбора во второй фазе драфта расширения было именно правом, а не обязанностью. Любой из клубов мог отказаться от выбора. И вот тут наступает самое интересное, если смотреть именно на хронологию проведения второй фазы драфта.

Первый раунд второй фазы расширения. Первый выбор. Тампа. Если верить интервью и воспоминаниям, то именно здесь Фил Эспозито приобрел своего звездного вратаря. Но запротоколированная хронология неумолима: в первом раунде второй фазы драфта расширения из Анахайма Тампа забирает голкипера Гленна Хили. Второй выбор – Оттава – отказ выбирать. Третий выбор – Сан-Хосе – отказ выбирать.

Сразу после того, как Сан-Хосе отказалось от своего выбора в первом раунде второй фазы, и следующий выбор был снова у Тампы, Фил Эспозито делает неожиданный финт. Гленн Хили пополняет клуб «НеЗабудемНеПростим» и в обмен на право выбора в третьем раунде драфта 1993 года отправляется в Нью-Йорк Рэйнджерс.

И вот уже во втором раунде второй фазы драфта расширения Эспозито выбирает из Флориды Дэрена Пуппу. По сути – четвертый пик второй фазы.

 «Я знал, что Тампа была командой расширения, и я также знал, что там есть много возрастных ребят, которые уже зарекомендовали себя, – вспоминает Дэрен. – Я, конечно, понимал, что я отправляюсь не Кубок Стэнли выигрывать, но Торонто, откуда я пришел, его тоже так и не выиграло».

Фил Эспозито светился от счастья. Наконец-то он получил полноценного «первого номера» для команды. Рассыпаясь в дифирамбах Пуппе, Эспозито дошел даже до того, что назвал его «вторым Кеном Драйденом» (очевидно, подразумевая габариты Пуппы и его путь в НХЛ из студенческого хоккея), добавив, правда, что Тони Эспозито все равно играл круче Кена.

Пуппа сразу же воцарился на позиции первого номера Молнии, буквально за уши на своей больной спине потащив команду вверх с последних мест в турнирной таблице. Летом 1995 года у Дэрена закончился действующий контракт, однако он оставался ограничено свободным агентом и права на него оставались у Тампы. Тут в автобиографии Фила Эспозито опять возникает спорный эпизод сомнительной исторической достоверности.

«В июне 1995 года я собирался провернуть один из самых важных обменов в истории «Лайтнинг». Я договорился с Майком Кинэном, который тогда руководил «Сент-Луисом», об обмене Дарена Пуппы и драфт-пика на их блестящего вратаря Кертиса Джозефа.

[…] Я настроился на то, чтобы обменять Пуппу на кого-нибудь более выносливого. Но прежде чем я мог обменять Пуппу в «Сент-Луис», мне нужно было подписать его на 1,6 миллиона долларов в год или меньшую сумму – чтобы он влез в их бюджет. Мы обратились в арбитраж. Я предложил ему двухлетний контракт на 1,2 и 1,3 миллиона за сезон. Он хотел получать 2,2 миллиона в год.

[…] Я проверил свои сообщения. Одно было от Тони – «Позвони мне. Это очень важно». Я позвонил Тони.

Что стряслось?

Пуппе дали денег.

Кто ему дал денег?

Мне Стив позвонил. Никакого арбитража. Ото просто согласился на условия Пуппы.

Сколько он ему дал?

Не знаю. Но думаю, ровно столько, сколько он просил.

Я был в бешенстве. Тем же вечером по приезду домой я позвонил Ото.

Что ты натворил?!

[…]

Мы пришли к выводу, что плохая пресса нам ни к чему. Поэтому мы согласились на условия Пуппы.

Сколько вы ему дали?

2,2 и 2,4 миллиона.

Бл**ь, ты шутишь что ли? Ты хоть понимаешь, что натворил?

А что такого? Я сэкономил нам уйму времени и сил.

Ты не понимаешь. Если бы я выиграл дело у Пуппы, то потом обменял бы его на Кертиса Джозефа. Ты даже не понимаешь, что ты сейчас наделал. Если бы я уговорил Пуппу согласиться на 1,6 миллиона или меньше, то Майк Кинэн отдал бы за него Кертиса Джозефа.

Я позвонил Кинэну и попытался спасти сделку.

Майк, давай я тебе все объясню. Смотри как мы поступим: разницу в полмиллиона долларов мы тебе компенсируем.

У меня не было на это разрешения сверху, но я просто не мог поступить иначе.

Не, это слишком сложно. Я тогда лучше обменяю Джозефа в «Эдмонтон», – ответил он.

Я его очень хочу. Пожалуйста. Я уже разговаривал с агентом Джозефа. Он подпишет с нами контракт. Давай!

Ну, не знаю… Я тебе перезвоню.

Я понимал, что он позвонит в «Эдмонтон» и проверит обстановку. Само собой, перезвонил он мне лишь затем, чтобы сообщить об обмене Джозефа в «Ойлерс».

Не понимаю, зачем ты дал ему 2,2 миллиона, – сказал Майк Кинэн.

Я ему их и не давал. Это было решение руководства.

Он не стоит таких денег.

Совершенно верно.

Извини. Не стоило до этого доводить. У меня не было стремления нажиться на тебе.

Так часто бывает. Что ж поделать, Кертис Джозеф достался не нам».

Sign-and-trade («подпиши и обменяй») – достаточно частая стратегия, когда переговоры с игроком заходят в тупик: игрок хочет зарабатывать одни деньги, а команда столько предложить ему не может. В этой ситуации находится вторая команда, которая готова платить игроку такую зарплату. Команды согласуют между собой компенсацию за игрока, первая команда подписывает с ним контракт на условиях, устраивающих игрока и второй клуб. После чего производится обмен.

Но, читая «Гром и Молния», получается, что одна команда обращалась в арбитраж, чтобы снизить финансовые запросы хоккеиста для того, чтобы обменять его… на хоккеиста с зарплатой больше! Эспозито в своих мемуарах утверждает, что целью арбитража было снизить запросы Пуппы до 1,6 миллионов долларов, чтобы обменять его на Кёртиса Джозефа. Это представляется правдоподобным ровно до того момента, когда мы уточняем зарплату, которую начиная с все того же постлокаутного сезона получал Джозеф. 2,3 миллиона долларов – именно таков был его оклад в Эдмонтоне. Фил утверждает, что на момент, когда Ото подписал контракт с Пуппой, сорвав тем самым сделку с Сент-Луисом, он уже договорился с агентом Джозефа о подписании контракта. Неужели для Тампы Джозеф был согласен заключить соглашение значительно меньше этой суммы?

Но и это еще не все. Эспозито утверждает, что Сабуро Ото дал Пуппе контракт на 2,2 миллиона в первый год его действия и 2,4 миллиона – на второй год. Тем не менее, официальная информация о зарплате Дэрена в эти сезоны несколько иная. В первом сезоне по новому контракту он получил 1,7 миллиона, а во втором – 1,9. Иными словами, Ото дал голкиперу контракт лишь на 100 тысяч больше, чем был «допустимый» лимит Эспозито. Учитывая зарплату Джозефа в Эдмонтоне…

И даже это еще не конец истории. Никто не спорит с тем, что Джозеф – прекрасный вратарь. Но. Во-первых, Пуппа на тот момент был вратарем не просто хорошим. Он входил в число лучших, даже несмотря на то, что играл за команду-аутсайдера. Забегая в очередной раз на год вперед, просто скажем, что по итогам сезона 1995-96 Пуппа лишь на два голоса уступил победителю голосования за титул лучшего вратаря сезона (трофей имени Джорджа Везины) Джиму Кэри из Вашингтона. И это была его уже вторая номинация на данный трофей. Во-вторых звездные годы Джозефа как раз пришлись на чуть более поздний период конца 90-х и (в особенности) – начало 2000-х.

В сезоне 1995-96 Пуппа стал главным действующим лицом команды, наустанавливал кучу клубных вратарских рекордов и в итоге вытащил команду в плей-офф впервые в ее истории, заработав номинацию на Везину.

Но именно в этом сезоне, а более конкретно в игре против Хартфорда на 27-й минуте встрече Пуппа получил травму, которая в итоге поставила крест на его карьере. Точнее, как это часто бывает, всё сложнее. В матче с Хартфордом Пуппа получил просто травму. Но беда в том, что в спешном порядке полученный у Нью-Джерси Джефф Риз, проведя несколько матчей после трейда…. Тоже получил травму.

В связи с травмой Риза не до конца восстановившийся Пуппа был вынужден форсировать возвращение. Удалось триумфально – очередной шатаут 3-0 против Оттавы 31 декабря. 3 января снова Пуппа и снова шатаут – 5-0 над Эдмонтоном. В итоге из пяти стартов подряд Пуппа сделал шатауты в трех.  

Даже больной Пуппа на обезболивающих уколах продолжать тянуть команду вверх. Когда у Дэрена шла игра, мало команд могли что-то противопоставить голкиперу Молнии. Даже несмотря на все усилия обороны. 35-40 бросков за одну игру – регулярная нагрузка, с которой приходилось иметь дело почти в каждом матче. Несмотря на это, после возвращения в строй Пуппы Тампа вполне уверенно держалась выше 50% отметки набранных очков. На одно поражение приходилось две победы или, как минимум, победа и ничья. На серию из трех поражений подряд с 10 по 13 февраля Пуппа с партнерами ответил серией из пяти побед подряд с 15 по 23 февраля.

Благодаря усилиям голкипера Тампа впервые в истории вышла в плей-офф и, опять же, во-многом благодаря ему после двух выездных матчей серии счёт был 1-1. И именно с этого момента и началась катастрофа. На тренировке за день до третьей игры серии стало совершенно понятно, что никакие обезболивающие уколы отыгравшему почти 40 матчей с травмой спины Пуппе помочь сыграть в матче уже не способны. Он попросту не может не то, что играть – он с большим трудом ходил без посторонней помощи.

«Когда мы вышли в плей-офф, у меня было, возможно, самое сильное обострение болей в спине с момента травмы, – говорит Пуппа. – Я не мог вести машину. Я не мог завязать шнурки на коньках. Мне нужна была помощь, чтобы надеть щитки. Я старался изо всех сил – ты должен делать, что должен делать. Но никакого прока от моих попыток не было».

Он попытался вернуться в игру ещё дважды по ходу плей-офф – в пятом и шестом матче серии. Но это было ошибкой вдвойне. Во-первых, это не помогло команде, поскольку играть также надежно он попросту был не в состоянии. Во-вторых, это окончательно угробило больную спину. За следующие четыре сезона, которые он пытался вернуться в большой хоккей, он провел в общей сложности менее пятидесяти игр, прежде чем окончательно сдался.

«Я хорошо играл, пока моя спина не подставила меня, – рассказывает Пуппа. – С этого момента моя карьера пошла круто вниз. Спина была в нормальном состоянии один-два месяца, а затем я снова не мог двигаться. Были моменты, когда я не мог даже с постели встать и до туалета дойти. Не самые приятные вещи. Хотелось бы, чтобы было по-другому, но было так, как было».

Но это стало ясно уже потом. Пуппа с трудом смог доиграть первый матч регулярного чемпионата следующего сезона (Тампа выиграла у Питтсбурга 4-3).

Длительное время Пуппа ездил с командой на выезды, и казалось, что он готов вернуться со дня на день, но этот день все не наступал. В конечном итоге вопрос, когда же он снова сможет играть, начал его раздражать.

«Почему ответ должен быть другим после того, как я отвечал на этот вопрос вчера? – не выдержал Дэрен в интервью 3 ноября. – Если бы у меня был волшебный ответ на этот вопрос, я бы вам его дал».

Молчание Пуппы вынуждало прессу домысливать, что же происходит, пока, наконец, 7 ноября не были объявлены результаты МРТ, показавшие смещение позвонков и защемление нерва в спинномозговом канале, которые были причиной не проходящих болей, испытываемых Пуппой. Было объявлено, что Пуппа отправится в Лос-Анджелес для консультаций с одним из лучших специалистов в области спортивной медицины и неврологии доктором Робертом Уоткинсоном, который в том числе занимался спиной Марио Лемье. Эспозито на пресс-конференции уверенно заявил: «Дэрен будет играть за Молнию, вопрос только, когда это случится». Приговор Уоткинса был суров – Пуппе требуется операция и длительное восстановление. Всего в сезоне 1996-97 он сумел сыграть только 6 игр.

Сезон 1997-98 начался, казалось бы просто прекрасно. Пуппа восстановился после операции. Набрал форму, как и в сезоне 1995-96 стал отражать по 30-35 бросков за матч. И, казалось, что все проблемы остались позади. Но сезон 1997-98 для Тампы был тем самым случаем, когда всё плохое, что хотя бы теоретически могло случиться, обязательно случалось, и он никак не мог обойтись без того, чтобы не случилось то, что, как уже все понимали, было, весьма вероятно.

27 декабря Дэрен Пуппа привычно вышел в стартовом составе. Первый период завершился со счетом 1-0 в пользу Молнии. Единственный гол с передач Дэймона Лэнгкоу и Александра Селиванова забил Роб Замунер. Пуппа, как в свои лучшие годы, останавливал все атаки Бостона, не позволяя им почувствовать радость забитого гола.

На второй период матча на лед уже вышел Кори Шваб. Дэрен остался в раздевалке не в силах пошевелиться. Спина снова дала о себе знать. Больше в сезоне 1997-98 он не сыграл.

Следующую попытку вернуться Пуппа предпринял в сезоне 1998-99. И она была такой же, как предыдущие. Короткая вспышка, когда он в одиночку приносил команде победы. На 10 ноября 1998 года ситуация с вратарями была предельно ясна:

Многострадальный Дэрен Пуппа – 5 побед, 3 поражения, 1 ничья. 2,25 голов, пропущенных в среднем за игру, 92,24% отраженных бросков. 2 «сухих» матча.

Билл Рэнфорд – 1 победа, 4 поражения, 1 ничья, 4,45 голов в среднем за игру, 86,85% отраженных бросков. 0 шатаутов.

Было понятно, что сезон Тампы будет продолжаться ровно столько, сколько позволит позвоночник Дэрена. Жак Демер это подтвердил, когда его спросили, почему он не пожалел Рэнфорда и не снял его с игры против Рэйнджерс, когда в его ворота влетели 10 шайб, поставив Пуппу. Он ответил, что игра была в любом случае проиграна, а спина Пуппы – слишком ценна для команды, чтобы ей рисковать в такой заведомо проигрышной ситуации.

Позвоночник Пуппы позволил рассчитывать на что-то еще четыре игры. После чего снова выбыл до конца сезона.

Всё закончилось на следующий год.

Начала команда с победы над Айлендерс 4-2. И вновь Пуппа, подготовившийся к чемпионату и, по уверениям медицинского штаба, впервые за последние четыре года полностью здоровый, стоял на голове, ушах и остальных частях тела, раз за разом подчищая ошибки обороны, которая частично была молодой (Гусев, Зюзин, Кубина) и частично несыгранной (Холдер и Херберс никогда раньше не играли с этими партнерами в официальных матчах). 32 отраженных броска.

Это была последняя его победа в НХЛ. Еще в двух матчах (7 и 15 октября против Лос-Анджелеса и Анахайма соответственно) Дэрен потерпит поражение. Игру против Ванкувера 19 октября он покинет после второго периода, уступив место Дэну Клутье.

И наконец, 28 октября, отыграв в воротах последнюю 31 минуту своей карьеры, будет заменен в последний раз. В этом матче нападающий Бостона Дэйв Андрейчук забивает Молнии четыре шайбы. Причина замены Пуппы в матче не до конца ясна. Пуппа начинает игру, пропускает три шайбы (две – от Андрейчука), и его меняет Клутье. Клутье пропускает гол (через 22 секунды после выхода на лед), доигрывает до конца периода. На второй период снова выходит Пуппа и пропускает еще один гол от Андрейчука. Третий период начинает Клутье (Андрейчук оформляет покер), а Пуппы нет даже на лавке.

4 ноября Пуппа был помещен на вэйверы, и любая команда могла забрать его без компенсации. Пуппа отказался как-либо комментировать произошедшее. За него отдувался агент Стив Рейх. «Даже если ты каким-то образом подготовился к худшему, это очень разочаровывает. Я думаю, все слишком быстро случилось. Но это решение, которое принял клуб, и мы можем только жить с этим». Рейх же объяснил, что Пуппа играл с очередным обострением травмы спины, но молчал об этом, вспоминая все предыдущие сезоны. «Он пытался сам справиться с этим, играть сквозь боль. Он не хотел опять говорить: «Я травмирован». Он не хотел никого отвлекать от работы». При этом агент Тампы подтвердил, что если здоровье позволит и другие клубы не заберут Дэрена, Пуппа поедет играть в фарм-клуб: «Дэрен хочет играть в хоккей. Если у кого-то есть в этом сомнения, я говорю – он очень хочет».

Рик Дадли констатировал: «У этого клуба в истории есть только один действительно значимый момент. И он (Пуппа) более чем любой другой человек сделал этот момент явью. Но мы не можем жить прошлым. Наша команда вынуждена двигаться в избранном направлении».

Больше Пуппа не сыграл ни одного матча ни в одной хоккейной лиге. В июле 2000 закончился его контракт с Молнией. В сентябре 2000 Бобби Кларк предложил Пуппе принять участие в тренировочном лагере Филадельфии, но получил отказ. Формального объявления об окончании карьеры, как это принято – на специально созванной пресс-конференции, утирая глаза, с рассказом о том, как все было прекрасно и одновременно тяжело в карьере в НХЛ и прочими избитыми штампами выхода в отставку, Пуппа так и не сделал. Просто после отказа от приглашения в тренировочный лагерь Флайерс он исчез и появился только спустя три года, приняв участие в товарищеском матче ветеранов Баффало.

 

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии