Стивен Стэмкос. Дорога к Кубку. Часть 3.

После того, как спустя секунды после своего знаменательного гола в третьей игре против Далласа Стэмкос понял, что травмировался, он так же осознал, что больше в этой серии на лёд не вернётся. Теперь его роль была поддерживать команду словом и делом.
Когда Кевин Шаттенкирк забил в овертайме 4ой игры и Тампа повела в серии 3-1, Стэмкос вышел к скамейке игроков чтобы обнять героя этой встречи, после того как тот закончит давать интервью.
Эта игра вплотную подведёт Тампу к победе. Команда, от которой всегда ждали великих свершений и которая всегда спотыкалась на подступах к ним, оказалась как никогда близко к Кубку.
Всё ждали решающий матч.

«Ты начинаешь день с мыслью, что на ледовой арене будет Кубок» — скажет Стэмкос, — «Я знал, что не играю и это был самый нервный день в моей карьере. Когда ты не можешь повлиять на игру, ты на самом деле волнуешься ещё больше. Это был очень тяжёлый день для меня и всех тех парней, которые не играли»

Сама же игра шла с переменным успехом у обеих сторон. Даллас повёл в первом периоде благодаря голу Кори Перри, но во втором периоде благодаря отличной игре Палата счёт станет равным.
В самом начале третьего периода Михаил Сергачев выведёт Лайтнинг вперёд, от чего победа окажется на расстоянии вытянутой руки. Волнительные секунды перед победой были словно песок в часах, пока их вдребезги не разбил гол Джо Павелски, сравнявший счёт за 6 минут и 45 секунд до финального свистка.
Это привело к овертайму, где гол Лайтнинг означал победу в Кубке Стэнли и бурные празднования, а гол Далласа, что все это отменяется.

Прятки.

Итак, как готовились к возможной победе Тампы в овертайме те восемь игроков, которые не были в составе? 

«Мы все сидели в раздевалке думая, что же делать если мы забьем?» — скажет Стэмкос, — «Мы должны к этому моменту быть уже в полной готовности, так как не хотим опоздать на лёд минут на десять. Сейчас смешно вспоминать, но мы решили смотреть игру во всей снаряге. В случае победы отправились бы праздновать, в случае же поражения… Там был маленький тренировочный зал, где мы собирались снять снаряжение. Никто бы никогда ничего не узнал — все было хорошо продумано.  К чему мы не были готовы, так это ко второму овертайму»

Двадцать дополнительных минут было сыграно, но гол так и не был забит. Ни празднования, ни быстрого ухода с арены в подтрибунные помещения после поражения.  Вместо этого команда покинула лёд и направилась в раздевалку для 15 минутного перерыва. 

Там уже сидело восемь игроков — Мэтью Джозеф, Алекс Волков, Митчелл Стивенс, Брейден Коберн, Люк Шенн, Зак Богосян, Скот Уэджвуд и Стэмкос, в полном снаряжении, включая коньки. Они не хотели столкнуться с командой, чтобы не сглазить удачу и не вызвать лишних разговоров.

Но где можно спрятаться, так что бы не попасть на глаза ни игрокам ни камерам? Это оказалось сложнее чем множество квестов Эскейп-рум. (игра, в которой игроков запирают в помещении, из которого они должны выбраться за время, находя предметы и решая головоломки) 

«Мы сидели в комнате, не зная что делать. Чёрт возьми, в игре будет второй овертайм. Мы не могли выйти в коридор из-за камер и не могли оставаться в раздевалке, в которую придут парни. Ещё мы не хотели попасться на глаза тренерам. Вот такая была у нас ситуация.»

В душ!

Им пришлось быстро сообразить, что есть только одно место в раздевалке, где они могли остаться незамеченными: «Мы действительно пошли и спрятались в душевой»
«Мы были во всей снаряге, включая коньки и нам пришлось постелить на пол полотенца чтоб по ним можно было ходить. Так и просидели весь перерыв чтлб нас никто не заметил» — расскажет Стэмкос
По крайней мере, так они думали, ведь «Томми Маллиган, наш тренер зашел в душ чтобы добавить воды в ванну со льдом. Он увидел нас и долго смеялся.»- скажет Стивен, -«Мы попросили его снять нас на камеру, ведь в случае победы это было бы отличное фото. Конечно же, мы проиграли, так что это сразу стало историей, о которой никто не должен был узнать, если только мы не выиграем Кубок»

Больше нервов, лучше подготовка.

Два дня спустя у команды снова появилась возможность победы в финальной серии. Снова время волнений и ожиданий. И снова капитану команды сложнее смотреть за игрой, чем быть на льду вмесие с командой.
Два периода Лайтнинг вели 1-0 благодаря голу Брейдана Поинта в большинстве. Это был его 14 гол и рекорд для команды по голам за один плейофф.
Игра велась  на равных и один единственный бросок мог изменить тон игры и поставить победу Тампы под вопросом. Бросок в касание Блэйка Коулмана после передачи Седрика Пакетта сделает счёт 2-0 за 13 минут 59 секунд до конца игры. Это давало некую подушку безопасности, но не повод окончательно расслабиться.
Снова возник вопрос о необходимости быть в полной готовности. Когда же? Где баланс между подготовкой и тем, чтобы бежать впереди паровоза?
«Все смотрели на меня словно с вопросом: «Стэммер, что делаем?» Будучи достаточно суеверным парнем, я сказал, что мы будем ждать так долго, как сможем» — скажет Стэмкос, — «Я не хотел сглазить наше преимущество в две шайбы. Так что мы подождали пока до конца игры не осталось пять минут, а мы по прежнему вели в счёте 2:0. В этот раз мы сидели в другой раздевалке, так что ситуация из прошлой игры повториться не могла. У нас была своя собственная комната с телевизором, на котором мы следили за ходом матча. Когда до конца игры оставалось несколько минут к нам зашёл какой-то сотрудник лиги чтобы поздравить с победой и мы дружно цыкнули на него: «какого черта ты говоришь?! Осталось ещё две минуты до конца игры!» Потом МакДона получил удаление и мы прогнали нашего гостя. Сейчас это смешно вспоминать, потому что мы победили.
Когда на часах оставалось 15 секунд мы выстроились в линию за скамейкой запасных»

Время праздновать. 

Когда Барклай Гудроу выбросил шайбу из зоны и побежал чтобы попробовать бросить по пустым воротам, на часах были уже последние секунды. Предвкушение превратилось в восторг и когда прозвучала сирена, это было подобно тому как открывают двери на скачках в Кентуки. Все выскочил на лёд, а в воздух полетели шлемы, перчатки и клюшки. 

Все двадцать восемь человек собрались в одну кучу, смеясь, обнимаясь и купаясь в радости, которая возможна только после победы в Кубке Стэнли. 

Для всех, включая тренеров, единственный, кто испытывал такие эмоции раньше был Пэт Марун, который победил вместе с Сэнт Луисом в 2019. 

«Добиться этого вместе с парнями, быть здесь и праздновать вместе с ними…» — взволновано скажет Стэмкос, — «Так много парней сыграло большую роль в этой победе, у нас был необыкновенно сплоченный коллектив. Для большинства из нас это была первая победа в Кубке, детская мечта, которая свершилась наяву»

Затем, после восторженных криков и ора, после того как игроки двух команд закончат традиционные рукопожатия, после того как на льду положат красный ковёр, на льду появится Кубок Стэнли. 

После короткой речи от Гэри Беттмэна и объявляния победителей, как и положено по традиции, Стивен Стэмкос, капитан команды поднимет трофей над головой. 

Это обязательный снимок для каждого хоккеиста, когда либо получившего такую возможность. 

«Это было восхитительно» — скажет Стэмкос, — «Я хочу сказать, это безумие, ты мечтаешь об этом, но на самом деле… Ты не можешь подготовиться к тому, как это будет на самом деле. Ты очень волнуешься, особенно зная что Кубок весит 16 килограмм и не хочешь быть тем парнем, который подскользнется на льду и уронит его. Звучит глупо, но все эти мысли лезут в голову, когда все что ты хочешь, это просто наслаждаться моментом. Но когда ты берёшь его в руки, он легче перышка из-за эмоций и адреналина, которые тебя переполняют. Это был один из лучших моментов в моей жизни «

Были и другие вещи, которые волновали Стивена, когда он поднял над головой Кубок. 

Первая, это его травма пятью днями раньше, которая повлияла на его катание. Поэтому вы и могли бы заметить лёгкую напряженность в том, как он делал победный круг по стадиону. 

«Если вы посмотрите видео, то увидите, что я не очень быстро катаюсь. Поднять кубок было просто, сделать с ним круг было сложнее. Но в тот момент я не чувствовал ничего кроме искренней радости и удовольствия от того, к чему стремился всю свою спортивную карьеру»

Ещё одной вещью, о которой предстояло задуматься Стэмкосу был выбор, кому из команды отдать кубок. Но на самом деле это было очевидно. 

Долгий путь. 

После победного круга, Стэмкос вернулся к товарищам по команде чтобы передать кубок для продолжения празднования. 

 

Было сложно не заметить самого высокого игрока на льду, с номером 77 на его джерси. Будучи только что названным обладателем Конн Смайт Трофи, приза лучшему игроку в плейофф, Виктор Хедман принял кубок из рук Стэмкоса, единственного игрока, который был в комагде дольше него.

Стэмкос был первым выбором на драфте в 2008, Хэдман присоединится годом позже как второй пик 2009го.

 

Эта пара станет основой и символом команды на больше, чем десять лет. Обладатель Норриса и обладатель Морис Ришара. Два игрока, которые прошли с командой взлёт и падение. 

Это было справедливо для них достичь главой цели вместе, несмотря на то, что Стэмкос сыграл в плейофф только две минуты и сорок семь секунд. 

«Это не сделало это момент менее значимым для нас обоих. Мы так долго вместе, мы были с командой ещё тогда, когда все только начинало меняться к лучшему» — скажет Стивен, — «Мы давно были по настоящему хорошей командой в плейофф, хотя многие считали нашу игру плохой. Мы четыре раза играли в финале конференции, один раз вышли в финал и все это за шесть лет. Мы с Хедди в команде десять лет, выиграть кубок вместе и увидеть на каком уровне играл мой лучший друг было восхитительно. Мы говорим об игре одного из лучших защитников мира в истории и я думаю, что люди получи наконец возможность в этом убедиться своими глазами. Я был горд за него не только как товарищ по команде, но и как друг. Мы дружим семьями. Это действительно уникальная возможность разделить эту победу с лучшим другом, с которым я был всегда вместе и на льду и вне его»

Семья.

В обычное время празднования после игры включали бы в себя множество людей на льду: семьи, журналистов, да и не только их. Это даёт игрокам возможность разделить радость с теми, кто всегда был с ними рядом и помог достичь того успеха, которого они добились. Это так же возможность поделиться этими чувствами с журналистами, которые сопровождали это приключение.
Однако, хоккей в пузыре внёс в это свои коррективы.
Несмотря на то, что у нескольких игроков члены семьи присутствовали в пузыре и смогли быть с ними на льду после матча, для большинства это было невозможно.
Во времена ФэйсТайма и Вотсаппа, эти приложения были единственной возможностью оказаться виртуально лицом к лицу, а не просто поговорить по телефону.
Для Стэмкоса эта возможность поговорить с женой Сандрой принесла слезы радости после слез горя: «Я не слышал, что говорили парни, но по выражению их лиц мог сказать, насколько все были рады и гордились собой» — скажет Стэмкос, — «Мы с женой были очень взволнованы, но это отличались в лучшую сторону от тех чувств, что мы испытали шестью неделями раньше»

Праздник!

Когда празднование наконец-то перенеслось в раздевалку и были даны все необходимые интервью, вечеринка только началась. Но вместо тесно забитой комнаты, это было более личное событие, как минимум по сравнению с обычными празднованиями победы в Кубке.
Это подарило уникальную возможность отметить так, как никто раньше не делал.
«Разделить этот момент с товарищами по команде» — скажет Стивен, — «Из рассказов людей, которые отмечали в 2004ом я знал, что после победы у парней было совсем немного времени до того момента, как в раздевалке появятся родственники, журналисты, спонсоры и ещё много кто другой. Мы же были в раздевалке одни два или три часа, не считая нескольких парней, родители которых были вместе с ними. Это было замечательно, но нас было всего лишь 52 человека, включая персонал команды»
Быть в пузыре, в замкнутом пространстве, вдали от семьи и любимых, всё это вылилось в уникальное и запоминающееся празднование.
«Мы все помнили через что прошли, на какие жертвы пришлось пойти каждому игроку, каждому человеку в пузыре. Невозможность видеть своих детей, близких, семью и друзей 65 дней» — скажет Стэмкос, — «Это было очень эмоционально сложно и, я думаю, мы надолго запомним наш чемпионский год»

Домой

Команда осталась в Эдмонтоне на ночь и должна была вернуться в Тампу на следующий день.
Не нужно говорить, что мало кому удалось выспаться перед тем, как все было собрано и они отправились в аэропорт спустя двенадцать часов после окончания матча.
«Я даже не пробовал спать» — скажет Стэмкос, — «Это было восхитительно, мы провели несколько часов в раздевалке, а потом мы вернулись в нашу столовую вместе с Кубком. Мы всюду брали его с собой.
Затем те из нас, кто ещё стоял на ногах в три ночи, пошли в нашу командную гостиную. Вместе с Кубком. Пэт Марун был с нами и ему по ФейсТайму позвонил Уэйн Гретцки чтобы поздравить и он был рад за нашу команду. Это ещё одно безумное, счастливое воспоминание той ночи»
Но все праздники рано или поздно заканчиваются, хотя некоторые старались отложить это насколько было возможно.
«МакДона и я были последними отмечающими и нам в конце концов пришлось признать, что хоть у нас и остался ещё час, нужно идти собирать вещи» — скажет Стивен, — «Слава Богу у нас был пятичасовой перелет домой, что позволило нам немного поспать. Мы знали, что как только приземлимся в Тампе вечеринка продолжится.»
Этот полет дал возможность им, так сказать, слегка притормозить, и не был похож на то, как обычно проходит полет чемпионской команды.
«Вы слышали истории о том, как команда покидает город в тот же день, как выиграла Кубок и полет превращается в самую безумную часть праздника?» — спросит Стэмкос, — «Мы же провели ночь в пузыре и отмечали всю ночь пока не сели в автобус в 8 или 9 утра. Нам надо было слегка придти в себя»
Это было кодовое название для «немного протрезветь»
«Я хочу сказать, что мы пытались немного поспать, но пришли к тому состоянию, когда тебе нужно выпить шампанского с апельсиновым соком или ещё что-то. Мы пришли к такому и, кажется, у парней открылось второе дыхание»

Вместе!

Когда команда вернулась в Тампу и самолёт приземлился в аэропорту, произошло воссоединение семей, которые не виделись больше двух месяцев. Это был один из самых трогательных моментов всей этой истории.
«Наверное, самым особенным и эмоциональным для нас моментом было увидеть все наши семьи, как только мы вышли из самолёта» — скажет Стивен, — «Было восхитительно даже смотреть на парней, которые провели в пузыре 65 дней. А некоторые не видели семьи неделями даже до того, как начались тренировочные лагери. Когда мы все вернулись в Тампу перед их началом — было непростое время, так что некоторые не видели свои семьи и по 80-90 дней. Было замечательно видеть объятия, детей трогающих Кубок, радость и эмоции парней. Мистер Виник так же был в аэропорту, ожидая нас, и это все казалось нереальным, словно мы попали в сказку. Это было невероятное, восхитительное время, которое мы провели с намиши семьями»
Это так же был первый раз, когда Стив увидел жену и сына после того как оставил их седьмого сентября чтобы присоединиться к команде в Эдмонтоне.
«Я так ждал этого момента и наша победа придала мне уверенности в том, что мы тогда приняли верное решение «- скажет Стэмкос, — «Это невероятно. Было множество подобных историй. Жена Хедди к его возвращению была на последнем месяце беременности, а он был вынужден оставить её настолько надолго. У каждого в пузыре была подобная история и наши жертвы сделали наши победу ещё более сладкой и желанной.»

Подводя итоги.

Покинув аэропорт, игроки, семьи, и, конечно же, Кубок, отправились на Амали Арену, где залили лёд чтобы дать команде возможность отметить так, как нельзя было в Эдмонтоне. Мужья и жены, матери и отцы, сыновья и дочери смогли разделить с игроками эти сокровенные моменты.

На следующий день случится кульминация праздника — чемпионский парад, который начнётся в районе Davis Islands, продолжится в пригороде рядом с выставочным центром, потом мимо Университета Тампы и закончится в баре «Ricks on the River».
Во время Covid-19, это была уникальная возможность показать Кубок Стэнли фанатам и отметить вместе с ними — множество людей выстроились на берегу реки, чтобы увидеть игроков, плывущих на десятке лодок. Стэмкос был на одной ложке с Хедманом и Люком Шенном.
Празднование завершилось, когда команда прибыла на Raymond James Stadium (стадион по американскому футболу, где играет Tampa Bay Buccaneers), на котором их ждали шестнадцать тысяч фанатов. Это дало возможность игрокам выступить перед болельщиками и поставить точку в этом сезоне и путешествии, которое началось шесть лет назад.
«Мы были шокирован и удивлены, потому что не думали, что это возможно, но команда провела удивительную работу чтобы подготовить все это» — скрежет Стэмкос, «Мы были рады возможности разделить радость с нашими фанатами, так как знали насколько у нас отличные болельщики и хотели показать, как сильно мы их любим и ценим. Лодочный парад был уникальной, особенной и восхитительной идеей и такой, которая вряд ли была бы возможна где либо ещё. Даже телевизионщики НХЛ были шокированы и удивлены насколько отличное получилось мероприятие. Невероятный день.
Я смотрю на фото и видео, которые мы тогда сделали и понимаю, что это один из лучших дней в моей жизни.
Быть на стадионе с фанатами — мы даже не могли подумать об этом, когда выиграли Кубок.
Это как вишенка на торте, все вышло сказочно хорошо и мы очень рады, что смогли разделить наше счастье со всем городом
Для меня же это был такой период жизни, когда за шесть недель в ней случились и самые плохие и самые лучшие её события»

Оригинал — сайт Эрика Эрледссона

0 0 голосование
Рейтинг страницы
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Смотреть все комментарии