Глава 8.

8. Выходя из сарая

Сезон, как всегда в НХЛ и во второй раз в истории Молнии, начался с тренировочного лагеря. Несмотря на то, что дополнительного пиара и маркетинга на пустом месте Эспозито уже не требовалось, Манон Реом, у которой продолжал действовать контракт с Молнией, приняла участие в своем втором выставочном матче в НХЛ, о чём почему-то все забывают, когда речь заходит про нее. Да, конечно, в историю она вошла в качестве первой (и пока единственной) женщины, сыгравшей в НХЛ, но ведь женщина, сыгравшая два матча в НХЛ — круче, чем женщина, сыгравшая один матч? На этот раз она отразила восемь из одиннадцати бросков по своим воротам от хоккеистов Бостона, прежде чем уступить место Пэту Жаблонски. Бостон выиграл матч со счётом 4-2.

Крис Грэттон и Манон Реом во время тренировочного лагеря 1993

В тренировочном лагере присутствовали приглашенные игроки, которые пытались впервые пробиться в НХЛ или реанимировать угасающую карьеру. Одному из таковых это почти удалось. Известный канадский защитник, большую часть проведший в Квебек Нордикс, участник легендарной трёхмачтовой зарубы со счетом 6-5 в каждом матче в финале Кубка Канады 1987 года Норман Рошфор, проведший предыдущий сезон в Германии, предпринял отчаянную попытку вернуться в НХЛ. И даже доказал Терри Криспу и Филу Эспозито по итогам предсезонных сборов необходимость дать ему контракт, что было сделано 27 сентября. Но в регулярном чемпионате его хватило только на шесть проведенных игр, и после десятого матча сезона Рошфора отправили в фарм-клуб Молнии в Атланте и больше о нем уже не вспоминали.

Помимо Рошфора, контракт по результатам тренировочного лагеря получил Брайан Фогарти  —  возможно главная канадская хоккейная трагедия. Защитник, которого сравнивали с Бобби Орром, Полом Коффи и Рэем Бурком, обладавший феноменальным талантом и работоспособностью, загубил не только свою карьеру, но и жизнь. Имя убийцы  —  алкоголь. Брайан страдал от алкогольной зависимости еще с подросткового возраста и так и не сумел ее преодолеть. Даже несмотря на это, особенно на старте карьеры, регулярно выходя на лед в состоянии опьянения, Фогарти умудрялся демонстрировать свой недюжий хоккейный талант. Легендарный Матс Сундин, одноклубник Фогарти в Квебеке, после его смерти рассказал, что Фогарти, будучи сильно пьяным мог выдать такую умную, точную и удобную передачу через всю площадку, какую не могли сделать все остальные игроки Нордикс в трезвом состоянии. Фогарти умер в возрасте 32 лет от алкогольной кардиомиопатии. В Тампе он тоже не задержался  —  получив контракт, он как следует его отметил, после чего сразу же был сослан в фарм-клуб. Руководству Атланты хватило терпения на 8 матчей  —  1 гол и 5 голевых передач вечно нетрезвого защитника не спасли его от досрочного разрыва соглашения.

Билл МакДугалл

Сезон команда начинала двумя спаренными выездными матчами 6 и 7 октября. Оба матча были проиграны. Сначала 1-2 Нью-Джерси (первую шайбу сезона и свою первую за новую команду забросил Петр Клима, реализовав большинство). Второй матч – против Рэйнджерс – завершился со счетом 4-5, и если бы не поражение, то его можно было бы признать бенефисом Билла МакДугалла, который, как многим показалось, продолжил в НХЛ на той же странице, на которой закончил в АХЛ. Билл забросил две шайбы и сделал голевую передачу Бобу Бирсу. Но, увы. Продолжения банкета у МакДугалла не получилось. Проведя в Тампе еще 20 игр, в которых на его счету оказался только один гол и две голевые передачи, он отправился в Атланту, где, впрочем, стал лидером.

Вообще на фарм-клубы Тампы отвлекаться в нашей истории мы будем не так часто, иначе среднестатистический читатель этот скучный статистический хоккейный роман не прочитает никогда, но в отдельных случаях, когда это будет достойно упоминания, мы, разумеется, не забудем об этом рассказать.

И вот, собственно, сезон 1993-94 – это как раз такой случай. Поскольку в Интернациональной хоккейной лиге в этом сезоне не оказалось клуба сильнее, чем Рыцари Атланты (фарм-клуб Тампы), который по итогам сезона выиграл чемпионский титул – Кубок Тёрнера. Главным действующим лицом там был Стэн Друлиа, набравший в 79 играх 114 очков, но так и не сыгравший в основной команде. Габариты – это, знаете ли, такая несправедливая штука… Помимо Друлии и упомянутого МакДугалла погоду в Атланте делали имевшие с Тампой контракт нападающие Джейсон Рафф, Брент Гретцки, Тим Бергланд, защитники Шон Риверс, Эрик Дюбуа, Эрик Шаррон, Кори Кросс.

Но на старте сезона МакДугалл еще играл в Тампе. К слову, шайбе Бирса, заброшенной в большинстве, помимо МакДугалла ассистировал и новичок Крис Грэттон, для которого это очко стало первым в НХЛ.

Если возвращаться к автобиографии Фила Эспозито, то история с подписанием контракта с третьим номером драфта выходит какой-то не особо понятной. Вот что дословно пишет Фил:

«Если б мы не подписали Грэттона, то потеряли бы на него права, и он снова выходил на драфт. Позднее так получилось с Шейном Уиллисом, задрафтованным в третьем раунде: пришлось его отпустить, потому что мы не смогли его подписать. Он хотел слишком много денег.

Грэттона мы подписали за пять минут до дэдлайна. Дело происходило в торгово-промышленной палате Сент-Питерсберга. Мы с Крисом находились там, а его агент был на проводе. Крис и его агент согласились на наши условия, а Генри Пол по другой линии тут же сообщил об этом лиге прямо на ленточке дэдлайна».

Фил что-то путает. На подписание контракта с задрафтованным новичком клубу дается два года. Да, если задрафтованный новичок не подписывает контракт с выбравшим его клубом в течение двух лет, то он снова выходит на драфт. Да, действительно так произошло впоследствии с Шейном Уиллисом (когда до этого дойдем хронологически – напомним), но Грэттон подписал соглашение с Тампой практически сразу после драфта. И что имеет в виду Фил – не совсем ясно. У меня есть одно предположение, и я обещаю, что я его озвучу. Но произойдет это тогда, когда это будет уместно. Всему свое время.

Дени Савар

Так или иначе, третий номер драфта 1993 набрал свое первое очко в НХЛ в своем втором матче. Еще одну шайбу забросил в ворота Рэйнджерс Дени Савар, что стало его первым голом и очком в новой команде.

Первый домашний матч сезона, в котором Молния принимала своих новых соседей, Пантер, состоялся 9 октября. И на нем был установлен рекорд посещаемости игры регулярного чемпионата для закрытых арен, который держится и по сей день. 27 227 человек пришли на встречу и… И не увидели ни одной заброшенной их командой шайбы.

Тампа 7 раз владела численным преимуществом и ни разу не смогла зажечь красный свет за воротами Джона Ванбизбрука. В свою очередь, гости играли в большинстве шесть раз и одна их попытка увенчалась успехом. Ещё одну шайбу гости забросили в пустые ворота.

После матча давно тлеющий конфликт между Филом Эспозито и Терри Криспом вспыхнул в полную силу.

«Я был в ужасе от того, как плохо мы сыграли. Я был расстроен и, разумеется, во всем обвинил Терри, что было несправедливо. Я ставил под вопрос некоторые его решения. Наше большинство было ужасно. Мне хотелось, чтобы Кэш отвечал за большинство. Терри на это не пошел, а изменить это, как мне казалось, я был не в праве.

Все же следовало б мне в первые три года совмещать обязанности генерального менеджера и главного тренера. Тогда и клуб был бы таким, как мне хотелось, и команда играла б так, как мне хотелось. Я хотел, чтобы наша команда делала акцент на атаку, рисковала, а большинство работало бы как часы.

Даже если у вас не хватает талантливых игроков в спецбригадах большинства, все равно надо находить способ наказывать соперника по меньшей мере за 20% удалений. Я искренне уверен, что у меня бы это получилось. Я бы не выматывал игроков этими глупыми упражнениями, как это делал Терри. Я бы проводил двусторонки, а если б видел, что игрок неправильно выбрал позицию, свистел бы, подъезжал к нему и спрашивал: «Что ты здесь делаешь?» И потом учил бы его, как надо забивать в большинстве».

Иными словами, Эспозито хотел контролировать тренировочный процесс. Крисп, в свою очередь, достаточно жесткий человек, считал, что коль скоро его наняли руководить командой – то никто другой в этот процесс лезть не должен. Стоит признать, что Эспозито даже в своей автобиографии предельно непоследователен. Он обвиняет Терри Криспа в том, что тот не подпускал его к тренировочному процессу, не давал возможности заниматься с игроками (например, он рассказывает историю о том, какое недовольство у Криспа вызвало занятие Эспозито с Грэттоном и Замунером по технике игры на вбрасываниях). И буквально через страницу обвиняет хозяев клуба в том, что они вмешивались в решения, которые должен принимать генеральный менеджер клуба. Об этой части истории мы еще поговорим в свое время.

Следующие две домашние игры Молния выиграла – у Питтсбурга 3-2 и у Оттавы 4-1.

Гретцки против Гретцки

За этими встречами последовало три подряд бенефиса Криса Грэттона, в которых третий номер драфта становился лучшим игроком Молнии. Сначала была ничья с Флоридой 3-3, в которой на счету Грэттона 2 голевые передачи.

Гретцки против Гретцки, другой ракурс

Следующий матч с Лос-Анджелесом привлек определенное внимание национальной канадской прессы. Этот матч был вторым в НХЛ-овской карьере 49-го номера Молнии, Брента Гретцки (он дебютировал в НХЛ в том самом первом домашнем матче с Флоридой), и первая встреча братьев Гретцки на льду. Уэйн забил один гол и сделал две результативные передачи. Брент может похвастаться разве что не попаданием в пустые ворота. Зато Грэттон в этой игре забросил свою первую шайбу в карьере и сделал голевой пас. Хитрый Фил Эспозито постарался максимально распиарить это поражение в духе «да, брат Великого не набрал очков, но это всего лишь его второй матч в Лиге. Зато посмотрите на его земляка! Первый гол в карьере, голевая передача! Лучший игрок Тампы на льду».

Воодушевленный похвалой генерального менеджера, Грэттон в следующем матче против Рэйнджерс и вовсе парил на льду, получив игровое время в равных составах (голевая передача Микаэлю Андерссону), в большинстве (очков на свой счет он не записал, но именно его действия на пятачке перед воротами, перекрывающие обзор вратарю, помогли Брайану Брэдли довести счет до 3-0) и в меньшинстве (гол, установивший окончательный итог встречи – 4-1).

Ну а потом команду вновь накрыла реальность. В период с 23 октября и до 19 ноября команда сумела только один раз выиграть (4-3 дома у Квебек Нордикс 13 ноября) и один раз сыграть вничью (1-1 на выезде против Бостона 6 ноября). В остальном – 10 поражений, включая выездной разгром от все того же Квебека 2-8. В этом матче, состоявшемся 2 ноября, тем не менее, состоялось знаковое с точки зрения истории НХЛ событие. Впервые в официальных протоколах результативных действий на матчах лиги фамилия «Гретцки» не предварялась именем «Уэйн» – вторую шайбу Тампы в матче забросил его младший брат, и это стало его первым результативном броском в карьере в НХЛ.

Пэт Элинюк

Конечно, это совпадение, но можно только посочувствовать бывшему форварду Вашингтона Пэту Элиньюку. Игровой провал Тампы начался ровно на следующий день после того, как Фил Эспозито выменял Пэта у Кэпиталс за «будущие преимущества». Между днем обмена Элиньюка 22 октября и матчем с его бывшей командой 11 ноября (поражение 1-4) прошло 8 матчей, и Молния не выиграла ни одного.

Кристофер Робин Джозеф

Пытаясь спасти ситуацию, Эспозито провел еще один обмен. В Эдмонтон был отправлен Боб Бирс, а за него был получен Крис Джозеф. Для разрядки гнетущей атмосферы серии поражений нашей любимой команды 25 лет назад предлагаю оценить чувство юмора родителей Криса. Его полное имя – Кристофер Робин Джозеф. Впрочем, до появления в Тампе самого главного Винни в ее истории оставалось еще пять лет, и Джозефа к тому моменту в команде уже не было.

Остановить стремительное падение в подвал турнирной таблицы уже не удалось. Но несколько смягчить его темпы – возможно. Во всяком случае, начиная с 20 ноября и до начала нового 1994 года Молнии удавалась проигрывать матчи не такими затяжными сериями. Поражений было все равно больше, чем побед, но хотя бы относительно долгое время удавалось обходиться без затяжных беспросветных пике.

Две победы подряд (над Чикаго 4-3 и Хартфордом 4-1) сменились тремя поражениями подряд (0-3 и 3-4 от Филадельфии и 0-3 от Баффало), но им на смену пришли три победы подряд (5-4 над Лос-Анджелесом, 4-2 над Анахаймом и 3-1 над Сан-Хосе).

До конца календарного года Тампа сохраняла приблизительно такой темп: шаг вперед, два шага назад. Но хотя бы не восемь шагов назад и на полшага в сторону. Уже хлеб: 2 ничьих, 3 победы, 5 поражений. Последние два матча в 1993 году удалось выиграть – 4-1 у Квебека 28 декабря и 3-0 у Оттавы 30 декабря.

Дэрен Пуппа

«Сухарь» (он же «шатаут») против Сенаторз стал первым для Дэрена Пуппы в составе новой команды. Правда, тут стоит отметить, что для этого ему потребовалось отразить всего лишь… одиннадцать бросков по своим воротам за шестьдесят минут игрового времени. Это и по сей день является «рекордом» соперников Молнии. Возможно, Сенаторы уже заранее начали отмечать наступление Нового года.

Новый год Молния встретила результативной ничьей с Вашингтоном 5-5, проиграв на следующий день Анахайму 1-4.

Согласно мемуарам Эспо, в первые дни нового года он провел встречу с тренерским штабом, чтобы обсудить накопившиеся проблемы.

«Я позвал на совещание Терри, Уэйна и Тони, чтобы с этим как-то разобраться. «Что мы можем сделать, чтобы это изменить? Мы можем прибавить в атаке?» – спросил я. Все сказали, что у нас для этого мало талантливых игроков. Я с ними не согласился».

Команда, возможно, подслушивала этот разговор, прошедший за закрытыми дверями, и отреагировала четырёхматчевой серией побед, что для Тампы в том состоянии было сродни подвигу.

1-0 над Торонто на выезде (второй шатаут Пуппы за Молнию, единственную шайбу забросил Пэт Элиньюк) 4 января. 4-2 над Филадельфией в присутствии 26 с лишним тысяч человек на трибунах Thunderdome 8 января. 5-2 на выезде против Рэйнджерс 10 января (кстати, если вы обратили внимание, то Тампа в этом сезоне относительно уверенно играла против Рэйнджеров при том, что ньюйоркцы завершили тот сезон и с Президентским Кубком, и с Кубком Стэнли). 4-2 против Детройта также на выезде 12 января.

Микаэль Андерссон

На следующий день Молния все же проиграла Чикаго 0-1. Но, тем не менее, продолжила выезд победой в Виннипеге 16 января. В этом матче Микаэль Андерссон установил рекорд клуба, который держится до сих пор. Три периода основного времени завершились вничью 2-2. Начался овертайм. И спустя 9 секунд – закончился. Дени Савар проиграл вбрасывание, шайба досталась защитнику Виннипега, на которого тут же коршуном налетел Андерссон, отобрал шайбу и отправил ее в сетку.

17 января Тампа вернулась домой, но проиграла Детройту 3-6.

После поражения последовали три подряд матча с набранными очками.19 января победа в овертайме 4-3 над Айлендерс (Петр Клима и Крис Грэттон набрали по три очка – гол и две голевые передачи). 24 января победа 4-0 над Баффало. 26 января – ничья 1-1 с Флоридой.

Свой день рождения Брайан Брэдли отметил вторым в карьере участием в мероприятиях всезвёздного уикенда. Непосредственно 21 января проходили конкурсы демонстрации хоккейных навыков. В самом матче команда Восточной конференции, за которую играл Брэдли, одержала победу со счетом 9-8.

Брайан Брэдли

Первый месяц 1994 года Тампа закончила поражением от Сан-Хосе 29 января со счетом 1-2. Результат января: 7 побед, 2 ничьих и 4 поражения. Неплохой результат.

Параллельно с битвами на льду начались битвы за строительство новой арены. Арены, которая бы уже принадлежала клубу, а не зависела от милости арендодателей. Сама идея строительства новой современной спортивной арены была поддержана всеми представителями местного бизнеса и политическим истеблишментом. Главная схватка развернулась за место расположения. Мэр города Сэнди Фридман считал, что арену необходимо было построить рядом со стадионом Рэймонда Джеймса, домашней арены Букканиров – команды по американскому футболу, создав таким образом «спортивный хаб» в северной части города. Там же неподалеку располагается международный аэропорт Тампы, что также могло быть удобным. Изначально Эспозито поддерживал именно этот вариант.

Вторым вариантом было создание аналогичного «спортивного хаба» уже в Сент-Питерсберге, построив новую арену рядом с Thunderdome, где команда выступала уже сейчас. Фил Эспозито был категорически против.

«Нам не хотелось оставаться в Сент-Питерсберге. В Тампа Бэй демография была значительно лучше. Хоккейные болельщики в своем большинстве – люди от 29 до 65 лет. А в Сент-Питерсберге большая часть жителей от 45 до 65. Кроме того, Сент-Питерсберг уже достиг предела в своем развитии. Там уже некуда было расширяться. Весь город был уже построен».

Третий вариант был предложен Эдом Таранчиком (который будет избран мэром Тампы спустя несколько лет). Его идея заключалась в строительстве новой арены в самом центре города – на Ченнелсайд Драйв, практически на месте развалин Форта Брук, с которого началась история города. Он был сторонником того, что Молния должна играть в центре Тампы еще с того момента, когда в СМИ развернулась война из-за переезда команды в Тандердоум. Против этого варианта помимо Эспозито были местные бизнесмены, которые считали, что негоже выделять под строительство хоккейной арены «золотую» землю в самом центре города. Эта земля может принести гораздо большие дивиденды при строительстве других, более прибыльных объектов.

К борьбе за свой вариант расположения новой арены Таранчик сумел привлечь даже руководство НХЛ и в итоге добился победы. Сначала он перетянул на свою сторону мэра города. Затем представителей Lightning Partners Inc. – владельцев команды. Потом уговорил и городских бизнесменов. Последним сдался Фил Эспозито. И то, это случилось только на страницах его автобиографии, которая вышла почти через десять лет после принятия решения о строительстве арены в центре города.

Церемония закладки новой арены

На сбор средств для строительства нового дома Молнии выделили чуть более года – летом 1995 года необходимые деньги должны были быть собраны. Первый матч ледовый дворец по плану должен был принять в сезоне 1996-97.

В игровом плане Молния сбавила набранные в январе обороты, и, хотя и не ушла в глубокое пике, аналогичное октябрьско-ноябрьскому, поражений у нее было больше, чем побед.

Крис Грэттон

Из побед, пожалуй, стоит выделить выездной разгром (6-2) Оттавы 10 февраля – когда 19-летний Грэттон набрал свои очередные три очка (два гола и передача), все серьезнее делая заявку на то, чтобы с ним начинали считаться как с одним из лидеров команды.

Из поражений – легендарный (для Вашингтона) матч 5 февраля 1994 года, когда Тампа играла против Петра Бондры, и Бондра победил. После того, как счет в матче открыл Шон Чэмберс, реализовав большинство на 15-й минуте, через 30 секунд Бондра его сравнял, и дальше… 16-я минута: Бондра, 1-2, 17-я минута: Бондра, 1-3, 19-я минута: Бондра, 1-4. 40-я минута: Бондра, 1-6 (на 38-й минуте в гегемонию словака вмешался Стив Коновальчук, сделав счет 5-1). Две шайбы Молнии за 40 секунд на 55-й минуте (Дэнтон Коул и Марк Бюро) встречи только слегка подсластили пилюлю (3-6). Для поклонников советского хоккея: на счету Дмитрия Христича 3 голевые передачи.

21 февраля 1994 года Тампа отправила голкипера Пэта Жаблонски в Торонто. Молния получила только денежную компенсацию. Держать в составе трех вратарей не имело смысла, а отправлять кого-то из пары Жаблонски – Янг в фарм-клуб означало потерять его без всякой компенсации через вэйверы. Да, конечно, ни Янг, ни Жаблонски не тянули на первого вратаря команды НХЛ, но их класс и опыт мог бы пригодиться многим клубам на месте запасного.

Пэт Жаблонски

В марте Молния выбросила белый флаг. Начав с реванша над Вашингтоном 4-3 первого марта, из следующих двенадцать матчей команда выиграла только два – 5 марта у Хартфорда (4-2) и 30 марта у Баффало (4-3). Еще три матча Тампа свела к ничьей (5-5 с Филадельфией 13 марта, 4-4 с Эдмонтоном 16 марта и 2-2 с Далласом, который еще в прошлом году играл в Миннесоте). Остальные семь Громовержцы проиграли.

15 марта на домашнем льду получилось еще одно шоу из серии «Тампа против всего одного игрока». На этот раз во Флориду пожаловали хоккеисты Калгари. Счет в матче 7-3 в пользу гостей. Их силовой форвард Гэри Робертс (запомните его на будущее, кстати) отгрузил Дэрену Пуппе и Уэнделу Янгу четыре шайбы и организовал еще одну в исполнении могучей мыши Тео Флёри.

Поняв, что смысла цепляться за сезон уже нет, в середине марта, перед закрытием трансферного рынка, Эспозито начал работу на будущее, устроив небольшую распродажу игроков, чья трансферная стоимость за время выступления в Тампе пусть чуть-чуть, но выросла.

18 марта в Филадельфию отправился Роб ДиМайо (Тампа получила тафгая Джима Камминса и право выбора в 4 раунде драфта 1995 года). На следующий день в Лос-Анджелес – Дональд Дюфренс (компенсация – выбор в шестом раунде драфта 1996 года). В тот же день Тампа потеряла Тима Бергланда, попытавшись отправить его в фарм-клуб. Обязательную процедуру вэйверов Бергланд не прошел и вместо Атланты отправился в Вашингтон.

Роб Димайо
Дональд Дюфренс

Наконец, 21 марта во все тот же Вашингтон был отправлен защитник Джо Рики. Взамен Вашингтон вернул Эспозито ранее отданные в рамках обмена Пэта Элиньюка в начале сезона «будущие преимущества», выбор в третьем раунде драфта 1994 года и защитника Энрико Чикконе.

Вот здесь я позволю себе остановиться более подробно, поскольку Энрико Чикконе с того момента стал одним из главных любимцев болельщиков Молнии и, в частности, вашего покорного слуги лично. Нет, он не забивал голов (не то, чтобы совсем, но почти). И с голевыми передачами дело обстояло не особо. Чикко бил морды. Причем делал это с такой самоотдачей, красотой и стилем, что не полюбить его было невозможно. В конце концов, на дворе – начало 90-х. Люди типа Боба Проберта, Тони Твиста, Роба Рэя, Стю Гримсона правят миром. Тафгай – профессия уважаемая. Наличие тафгая обязательно в каждой команде. Но этот тафгай еще должен обладать какой-то своей «изюминкой».

В рассказе про Энрико Чикконе придется немного забежать в будущее, чтобы объяснить, чем этот защитник заслужил такую любовь болельщиков команды. Размазывать это тонким слоем по всем сезонам, проведенным в Тампе, нет никакого смысла – за огромным количеством других событий значимость Чикконе просто потеряется.

Но начнем все же с прошлого.

Когда Северные Звезды Миннесоты хотели выбрать на драфте 1990 года жесткого силового защитника, они нашли свой идеал в лице Энрико Чикконе. Выбранный в 5-м раунде под 92-м общим номером, Чикконе стал известен в главной юниорской лиге Квебека благодаря своим сокрушающим силовым приемам и увесистым ударам в черепа оппонентам во время драк. В сорока матчах в составе Trois Rivieres Draveurs в сезоне 1989-90 он набрал 227 минут штрафа. Однажды он был зачинщиком драки во время открытия сезона, когда все ждали первого торжественного вбрасывания. Мэр города с шайбой в руках был вынужден бежать в подтрибунное помещение в поисках укрытия…

Тим Бергланд
Джо Рики

В первом сезоне в профессиональном хоккее в составе Kalamazoo Wings Чикконе подтвердил свою грозную репутацию, собрав коллекцию в 384 штрафные минуты всего лишь в 57 встречах. В следующем сезоне коллекция скальпов оппонентов и штрафных минут оказалась еще солиднее – 406 минут в 53 играх. Руководство Северных Звезд решило предоставить чересчур агрессивному канадцу с итальянскими корнями шанс в НХЛ.

Для многих тренеров было непросто иметь дело с агрессивным стилем Чикконе. К тому времени, как он пополнил состав Молний, он уже стал «занозой» для тренеров Вашингтона и Миннесоты. Однако здесь, под руководством Терри Криспа, он заслужил признание болельщиков, игроков и тренеров. Крисп заставлял его играть с энтузиазмом и не думать о нарушениях правил.

«Что же ещё мог сказать тренер? – вспоминает Чикконе. – Вся моя карьера была сплошной борьбой. Не поймите меня неправильно, но иногда, когда я возвращался на скамейку после своей смены, Терри выглядел так, как будто хотел меня убить; но это придавало мне уверенности. Я был парнем, который защищал своих одноклубников и не боялся идти в контакт. Но надо быть осторожным, есть тонкая грань, которую я иногда переступал, будучи переполненным эмоциями. Единственная команда, в которой я чувствовал себя комфортно, выполняя эту роль – это Тампа Бэй Лайтнинг. Я знал, что порой переходил за черту дозволенного, но Терри понимал меня».

Чикконе был жёстким игроком и вступался за каждого товарища по команде.

«Я постоянно боролся, – объясняет Энрико. – Я мог переключиться за доли секунды. Я был вне себя от ярости, когда видел, что кто-то грязно ударил Романа Хамрлика или Брэдли. Мои глаза наливались кровью за пару секунд».

Джим Камминс

Чем неистовей становился Чикконе, тем больше любили его фанаты. Такого игрока, как он, болельщики прежде не встречали. Хоккей всё ещё был новинкой в Тампе, а Чикконе для них выглядел воплощением братьев Хэнсонов из фильма «Щелчок».

Чико провел столько времени, отбывая наказание за нарушения и драки, что ресторан Blimpsie выпустил рекламу с его участием – Энрико поедает сэндвич, прохлаждаясь на скамейке для штрафников.

Чикконе прославился не только мордобоем на льду, он стал значимой частью организации в целом.

«С командой мы участвовали во многих благотворительных мероприятиях, так мы завоевывали уважение среди населения, – вспоминает Энрико. – Каждую неделю как минимум дважды я принимал участие в подобных встречах. Я просто не мог отказаться от этого. Я чувствовал, что должен заниматься этим, потому что знал, как хорошо ко мне относятся в Тампе».

Чикконе вспомнил, как однажды получил травму, и участие в следующем матче было под вопросом. Он и так относительно регулярно оставался в запасе, а тут еще и травма. Подбодрил Фил Эспозито: «Чико, ни в коем случае не говори журналистам, что у тебя травма. Если они будут знать об этом, то на следующую игру никто не придёт».

Энрико приглашали на различные мероприятия, он раздавал интервью. В общем, он неожиданно для многих стал не только любимцем публики, но и душой команды. Однажды Чикконе даже набрался смелости и в утреннем прямом эфире местной рок-радиостанции разыграл Терри Криспа.

Представьте себе главного тренера Молнии, который в своем доме сладко спит в семь часов утра, как вдруг раздается телефонный звонок. На другом конце провода – тафгай команды, который на скамейке штрафников проводит времени больше, чем на льду.

«Криспи, у меня к тебе серьезный разговор. Ты обещаешь говорить начистоту?»

Энрико Чикконе

Получив утвердительный ответ, Чикконе (в прямом эфире радиостанции, которую слушает полгорода, но Терри Крисп об этом попросту не знает) продолжает:

«Знаешь, мне вчера задали вопрос, на который я не смог ответить. Я понял, что мне нужно уточнить это у тебя. Я не спал всю ночь, мучаясь этим вопросом. И вот, как только наступило утро, решил позвонить. Только ты сможешь на него ответить. Скажи, пожалуйста…»

Выдержав МХАТовскую паузу (возможно, борясь со смехом и пытаясь придать голосу всю серьезность, на которую он был способен) Чикконе задал свой вопрос:

«Почему ты не выпускаешь меня на лед при игре в большинстве?»

Сонный Крисп, воспринявший звонок Энрико за чистую монету, несколько минут пытался сформулировать причину так, чтобы не «задеть чувства» и не «обидеть» Чикконе, объясняя, что он очень ценный для команды игрок, он лучше всех ведет силовую борьбу, но при игре в большинстве защитнику необходимы несколько иные навыки. Энрико Чикконе и ди-джеи радиостанции (вместе со слушателями), отключив микрофон, катались по полу…

Разве его можно было не любить?

Руди Пошек

Лучшим другом Чикконе в команде стал его коллега по амплуа – Руди Пошек. Они частенько выходили на лед в одной паре, когда требовалось навести порядок на льду (и частенько оставляли команду с четырьмя защитниками на пять минут игрового времени). Однако болельщики безумствовали: «Чи-и-и-и-к-о-ооооо!» и «Ру-у-у-у-у-ууууди-и-и-и-и!» неслось с трибун.

Ходит легенда, что Пошек и Чикконе на тренировках развлекали партнеров спарринг-поединками, заодно отрабатывая свои действия против конкретных соперников, с которыми им, возможно, предстояло схлестнуться на следующий день. Сначала один из пары имитировал действия потенциального противника в предстоящем матче, основываясь на собственных наблюдениях и стараясь действовать, как действует тот или иной боец. А задача второго была одолеть соперника. Затем они менялись ролями. Разумеется, такие спарринги проходили не в полную силу и без настоящих мощных джебов и апперкотов с кровью и выбитыми зубами. В большей степени развлечение для себя и партнеров. Но однажды такая потасовка закончилась для Пошека плачевно – в азарте схватки Чикконе не рассчитал силу и сломал товарищу нос. На их дружбу это не повлияло, но спарринги на тренировках на этом закончились.

Вернемся, однако, из будущего в настоящее.

Дэнтон Коул

Эспозито считает, что уже тогда, под занавес сезона 1993-94, за его спиной начали строить козни. Якобы даже уже был готов пресс-релиз о том, что Фил Эспозито освобожден от должности генерального менеджера Молнии, и на его место назначен Нил Смит, ранее возглавлявший Рэйнджерс. Сложно сказать, насколько это утверждение соответствует действительности. С одной стороны, Эспозито не раз и не два в своей автобиографии делал взаимоисключающие, противоречивые заявления, зачастую и попросту рассказывая небылицы. С другой стороны… Как минимум, оставить это утверждение создателя команды без внимания я не могу. Тем не менее, даже если замена Эспозито на Смита действительно готовилась весной 1994 года, она так и не состоялась.

В апреле 1994 года Молния провела всего 7 игр, прежде чем завершить свой второй сезон. Ни о каком плей-офф команда уже давно не мечтала и просто спокойно доводила сезон до конца. В апреле было одержано четыре победы (4-3 над Сент Луисом в день дурака, 3-1 над Монреалем 6 апреля, 3-0 над Бостоном 9 апреля и 5-2 в завершающей сезон игре против Квебека 14 апреля) при трех поражениях.

Результат сезона был улучшен на 18 очков (с 53 в сезоне 1992-93 до 71) и в целом было видно, что команда движется в правильном направлении.

Петр Клима

Лучшим бомбардиром команды опять стал Брайан Брэдли, хотя результативность его несколько снизилась – 64 очка (24 гола, 40 результативных передач). При этом Брэдли отдал звание лучшего снайпера команды Петру Климе, который забил 28 голов и стал вторым бомбардиром команды с 55 очками. Третьим стал Дени Савар с 46 (18 голов, 28 передач) очками.

Тройка нападения Джо ТакерМикаэль АндерссонДэнтон Коул в полном составе закончила сезон с положительным показателем +/-. Плюс 9 у Коула (лучший результат в команде), плюс 8 у Андерссона и плюс 7 у Коула. Также с положительным показателем «полезности» на момент своего обмена завершил сезон в Тампе защитник Джо Рики – плюс 8. Самый плохой показатель – у новичка Криса Грэттона – минус 25, но при этом он вошел в число лидеров среди бомбардиров команды (пятое место) с 42 очками (13 голов и 29 передач).

На вратарской позиции воцарился Дэрен Пуппа. Собственно, это никого не удивляло.

«Мы взяли его, чтобы он был основным вратарем, – сказал Терри Крисп. – Я бы был полным идиотом, если бы держал его на скамейке».

На счету Пуппы в сезоне 1993-94 четыре сухих матча при 63 проведенных (из которых в 61 встрече он выходил в стартовом составе и еще дважды менял неудачного начавшего матч сменщика).

© Все права на текст защищены. При перепечатке или цитировании текста, обязательна ссылка на книгу «#ВеримВТампу. История Tampa Bay Lightning. 1992-2021»  (ISBN 978-5-604-41359-3), издательство «Маска» и настоящую страницу.